6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 77 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

“I have never borne to look upon them since, and now I blame myself for my weakness.
— У меня никогда не хватало духу посмотреть на них с тех пор, а теперь я браню себя за слабость.
What is there in her memory that we should dread?
Разве может быть в памяти о ней что-то, чего бы мы страшились?
To call up our old days shall be a solemn pleasure yet.”
Как радостно будет воскресить былые дни!
‘She glanced at the monk as she spoke, and, opening a cabinet, brought forth the five frames of work, completed long before.
При этих словах она бросила взгляд на монаха и, открыв шкаф, достала пяльцы с давно законченным вышиваньем.
Her step was firm, but her hand trembled as she produced the last one; and, when the feelings of the other sisters gushed forth at sight of it, her pent-up tears made way, and she sobbed
Поступь ее была твердой, но рука дрожала, когда она брала последние, пятые пяльцы.
И, когда при виде их нашли себе исход чувства других сестер, у нее полились долго сдерживаемые слезы, и, рыдая, она сказала:
“God bless her!”
— Да благословит ее бог!
‘The monk rose and advanced towards them.
Монах встал и приблизился к ним.
“It was almost the last thing she touched in health,” he said in a low voice.
— Это едва ли не последняя вещь, которой она касалась до болезни,сказал он тихим голосом.
‘“It was,” cried the elder lady, weeping bitterly.
— Да! — горько плача, воскликнула старшая сестра.
‘The monk turned to the second sister.
Монах повернулся ко второй сестре.
‘“The gallant youth who looked into thine eyes, and hung upon thy very breath when first he saw thee intent upon this pastime, lies buried on a plain whereof the turf is red with blood.
— Доблестный юноша, который смотрел в твои глаза и упивался твоим дыханием, когда впервые увидел тебя увлеченной этой забавой, погребен на равнине, где трава обагрена кровью.
Rusty fragments of armour, once brightly burnished, lie rotting on the ground, and are as little distinguishable for his, as are the bones that crumble in the mould!”
Ржавые обломки доспехов, некогда отполированных до блеска, крошатся, лежа на земле, и признать в них его доспехи так же трудно, как признать те кости, что тлеют в могиле!
‘The lady groaned, and wrung her hands.
Леди застонала и начала ломать руки.
‘“The policy of courts,” he continued, turning to the two other sisters, “drew ye from your peaceful home to scenes of revelry and splendour.
— Придворные интриги, — продолжал он, обращаясь к двум другим сестрам,увлекли вас из вашего мирного дома в царство разгула и роскоши.
The same policy, and the restless ambition of—proud and fiery men, have sent ye back, widowed maidens, and humbled outcasts.
Те же интриги и неугомонное честолюбие надменных и воинственных людей отослали вас обратно, овдовевших дев и униженных изгнанниц.
Do I speak truly?”
Правду ли говорю я?
‘The sobs of the two sisters were their only reply.
Рыдания обеих сестер были единственным их ответом.
‘“There is little need,” said the monk, with a meaning look, “to fritter away the time in gewgaws which shall raise up the pale ghosts of hopes of early years.
— Нет нужды, — многозначительно сказал монах,тратить время на мишуру, которая воскресит бледные призраки былых надежд.
Bury them, heap penance and mortification on their heads, keep them down, and let the convent be their grave!”
Похороните их, обрушьте на их головы эпитимию и умерщвление плоти, сокрушите их, и да будет монастырь их могилой!
‘The sisters asked for three days to deliberate; and felt, that night, as though the veil were indeed the fitting shroud for their dead joys.
Сестры попросили три дня на размышления и поняли в ту ночь, что монашеское покрывало будет поистине достойным саваном для их отошедших радостей.
But, morning came again, and though the boughs of the orchard trees drooped and ran wild upon the ground, it was the same orchard still.
Но вот снова настало утро, и, хотя ветви деревьев поникли и подметали землю, это был все тот же фруктовый сад.
скачать в HTML/PDF
share