6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 78 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

The grass was coarse and high, but there was yet the spot on which they had so often sat together, when change and sorrow were but names.
Трава стала жесткой и высокой, но было здесь место, где так часто сиживали они вместе, когда перемены и скорбь были лишь пустым звуком.
There was every walk and nook which Alice had made glad; and in the minster nave was one flat stone beneath which she slept in peace.
Были здесь все аллеи и уголки, какие наполняли веселием Элис, а в нефе собора лежала каменная плита, под которой покоилась она в мире.
‘And could they, remembering how her young heart had sickened at the thought of cloistered walls, look upon her grave, in garbs which would chill the very ashes within it?
И разве могли бы они, помня о том, как содрогалось ее юное сердце при мысли о монастырских стенах, смотреть на ее могилу, облаченные в одеяние, от которого зябко стало бы даже праху ее?
Could they bow down in prayer, and when all Heaven turned to hear them, bring the dark shade of sadness on one angel’s face?
Разве могли бы они склоняться в молитве и, хотя бы все силы небесные внимали им, омрачить тенью печали лицо ангела?
No.
Нет!
‘They sent abroad, to artists of great celebrity in those times, and having obtained the church’s sanction to their work of piety, caused to be executed, in five large compartments of richly stained glass, a faithful copy of their old embroidery work.
Они послали в чужие края за художниками, в те времена прославленными, и, получив разрешение церкви на благочестивое свое дело, поручили сделать на пяти больших стеклах точную копию старой их вышивки.
These were fitted into a large window until that time bare of ornament; and when the sun shone brightly, as she had so well loved to see it, the familiar patterns were reflected in their original colours, and throwing a stream of brilliant light upon the pavement, fell warmly on the name of Alice.
Эти стекла были вставлены в большое окно, лишенное до сей поры украшений, и, когда солнце сияло ярко, что доставляло ей когда-то такую радость, знакомые узоры загорались красками и, проливая поток ослепительного света на плиты, согревали имя
«Элис».
‘For many hours in every day, the sisters paced slowly up and down the nave, or knelt by the side of the flat broad stone.
Ежедневно в течение многих часов сестры. медленно прохаживались взад и вперед по нефу или преклоняли колени у широкой каменной плиты.
Only three were seen in the customary place, after many years; then but two, and, for a long time afterwards, but one solitary female bent with age.
Спустя много лет только трех сестер можно било увидеть в привычном месте, потом только двух, а по прошествии долгого времени — только одну одинокую женщину, согбенную годами.
At length she came no more, and the stone bore five plain Christian names.
Наконец и она перестала приходить, а на каменной плите были начертаны пять простых имен.
‘That stone has worn away and been replaced by others, and many generations have come and gone since then.
Плита стерлась и была заменена другою, и много поколений сменилось с тех пор.
Time has softened down the colours, but the same stream of light still falls upon the forgotten tomb, of which no trace remains; and, to this day, the stranger is shown in York Cathedral, an old window called the Five Sisters.’
Время смягчило краски, но по-прежнему поток света льется на забытую могилу, от которой не осталось ни следа, и по сей день приезжему показывают в Йоркском соборе старинный витраж, называемый
«Пять сестер».
скачать в HTML/PDF
share