6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2270 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 86 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

“I think I’ll kill myself.”
— Не покончить ли мне с собой?
‘This was a bright idea.
Это была блестящая идея.
The baron took an old hunting-knife from a cupboard hard by, and having sharpened it on his boot, made what boys call “an offer” at his throat.
Барон достал из стоявшего поблизости буфета старый охотничий нож и, наточив его о свой сапог, «покусился», как говорят мальчишки, на собственное горло.
‘“Hem!” said the baron, stopping short.
— Гм! — внезапно замешкавшись, сказал барон. 
“Perhaps it’s not sharp enough.”
— Быть может, он недостаточно остер.
‘The baron sharpened it again, and made another offer, when his hand was arrested by a loud screaming among the young barons and baronesses, who had a nursery in an upstairs tower with iron bars outside the window, to prevent their tumbling out into the moat.
Барон снова наточил его и снова «покусился», но вдруг рука его замерла, ибо он услышал громкий визг юных баронов и баронесс, помещавшихся в детской, в верхнем этаже башни, где окно было загорожено снаружи железной решеткой, чтобы они не упали в ров.
‘“If I had been a bachelor,” said the baron sighing,
“I might have done it fifty times over, without being interrupted.
— Будь я холостяком, — вздохнув, сказал барон,я б уже раз пятьдесят мог это сделать, и никто бы мне не помешал.
Hallo!
Эй!
Put a flask of wine and the largest pipe in the little vaulted room behind the hall.”
Отнесите в маленькую сводчатую комнату позади зала флягу с вином и самую большую трубку!
‘One of the domestics, in a very kind manner, executed the baron’s order in the course of half an hour or so, and Von Koeldwethout being apprised thereof, strode to the vaulted room, the walls of which, being of dark shining wood, gleamed in the light of the blazing logs which were piled upon the hearth.
Один из слуг весьма любезно исполнил приказание барона этак через полчаса, и фон Кельдветаут, будучи об этом уведомлен, отправился в сводчатую комнату, стены которой, из темного полированного дерева, блестели при свете пылающих поленьев, сложенных в очаге.
The bottle and pipe were ready, and, upon the whole, the place looked very comfortable.
Бутылка и трубка были приготовлены, и, в общем, местечко казалось очень уютным.
‘“Leave the lamp,” said the baron.
— Оставь лампу, — сказал барон.
‘“Anything else, my lord?” inquired the domestic.
— Что вам еще угодно, милорд? — осведомился слуга.
‘“The room,” replied the baron.
— И убирайся отсюда, — ответил барон.
The domestic obeyed, and the baron locked the door.
Слуга повиновался, и барон запер дверь.
‘“I’ll smoke a last pipe,” said the baron, “and then I’ll be off.”
— Выкурю последнюю трубку, — сказал барон, — а затем — до свиданья!
So, putting the knife upon the table till he wanted it, and tossing off a goodly measure of wine, the Lord of Grogzwig threw himself back in his chair, stretched his legs out before the fire, and puffed away.
Положив до поры до времени нож на стол и осущив добрую чарку вина, владелец Грогзвига откинулся на спинку стула, протянул ноги к огню и задымил трубкой.
‘He thought about a great many things—about his present troubles and past days of bachelorship, and about the Lincoln greens, long since dispersed up and down the country, no one knew whither: with the exception of two who had been unfortunately beheaded, and four who had killed themselves with drinking.
Он думал о многом: о нынешних своих заботах, и о прошедших днях холостяцкой жизни, и о ярко-зеленых, рассеявшихся неведомо где, по всей стране, за исключением тех двух, что, по несчастью, были обезглавлены, и четверых, которые умерли от пьянства.
His mind was running upon bears and boars, when, in the process of draining his glass to the bottom, he raised his eyes, and saw, for the first time and with unbounded astonishment, that he was not alone.
Его мысли обращались к медведям и кабанам, как вдруг, осушая чарку, он поднял глаза и заметил, в первый раз и с беспредельным изумлением, что он здесь не один.
скачать в HTML/PDF
share