6#

Жизнь и приключения Николаса Никльби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Жизнь и приключения Николаса Никльби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 9 из 946  ←предыдущая следующая→ ...

‘And,’ reasoned Ralph with himself, ‘if no good came of my uncle’s money when he was alive, a great deal of good came of it after he was dead, inasmuch as my father has got it now, and is saving it up for me, which is a highly virtuous purpose; and, going back to the old gentleman, good did come of it to him too, for he had the pleasure of thinking of it all his life long, and of being envied and courted by all his family besides.’
«И если деньги моего дяди никакого добра не принесли при его жизни, — рассуждал сам с собой Ральф, — зато целиком добро принесли они после его смерти, раз их поручил теперь мой отец и копит их для меня, что является весьма похвальным.
В сущности, они принесли добро также и старому джентльмену, ибо он имел удовольствие думать о них всю жизнь и вдобавок стать предметом зависти и почитания всей родни».
And Ralph always wound up these mental soliloquies by arriving at the conclusion, that there was nothing like money.
И Ральф неизменно заканчивал эти мысленные монологи выводом, что нет ничего равного деньгам.
Not confining himself to theory, or permitting his faculties to rust, even at that early age, in mere abstract speculations, this promising lad commenced usurer on a limited scale at school; putting out at good interest a small capital of slate-pencil and marbles, and gradually extending his operations until they aspired to the copper coinage of this realm, in which he speculated to considerable advantage.
Не довольствуясь теорией и не давая своим способностям прозябать без дела даже в таком юном возрасте, от чисто абстрактных размышлений этот многообещающий юнец перешел еще в школе к карьере ростовщика в ограниченном масштабе, пустив в оборот под хорошие проценты маленький капитал из грифелей и мраморных шариков и постепенно развертывая свои операции, пока они не распространились на медную монету сего государства, которую он отдавал в рост с немалой для себя выгодой.
Nor did he trouble his borrowers with abstract calculations of figures, or references to ready-reckoners; his simple rule of interest being all comprised in the one golden sentence, ‘two-pence for every half-penny,’ which greatly simplified the accounts, and which, as a familiar precept, more easily acquired and retained in the memory than any known rule of arithmetic, cannot be too strongly recommended to the notice of capitalists, both large and small, and more especially of money-brokers and bill-discounters.
Своих должников он не утруждал абстрактными вычислениями и ссылками на расчетные таблицы: его правило простых процентов, заключавшееся целиком в одной золотой сентенции:
«Два пенса за каждое полпенни», чрезвычайно упрощало расчеты, усваивалось и запоминалось легче, чем любое из арифметических правил, и потому может быть рекомендовано вниманию капиталистов, как крупных, так и мелких, в особенности же вниманию биржевых маклеров и дисконтеров.
скачать в HTML/PDF
share