4#

Затерянный мир. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Затерянный мир". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2637 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 68 из 212  ←предыдущая следующая→ ...

We are sending home one of our local Indians who is injured, and I am committing this letter to his charge, with considerable doubts in my mind as to whether it will ever come to hand.
Мы отсылаем обратно одного из индейцев, сильно поранившего руку, и я отправлю письмо с ним, но дойдет ли оно когда-нибудь по назначению, в этом я очень сомневаюсь.
When I wrote last we were about to leave the Indian village where we had been deposited by the Esmeralda.
Последняя моя запись была сделана в тот день, когда мы собирались покинуть индейский поселок, к которому нас доставила
"Эсмеральда."
I have to begin my report by bad news, for the first serious personal trouble (I pass over the incessant bickerings between the Professors) occurred this evening, and might have had a tragic ending.
На сей раз приходится начинать с неприятного, так как в тот вечер между двумя членами нашей группы произошла первая серьезная ссора, чуть было не закончившаяся трагически.
Постоянные стычки между профессорами, конечно, в счет не идут.
I have spoken of our English-speaking half-breed, Gomez—a fine worker and a willing fellow, but afflicted, I fancy, with the vice of curiosity, which is common enough among such men.
Я уже писал о нашем метисе Гомесе, который говорит по-английски.
Он прекрасный работник, очень услужливый, но страдает болезненным любопытством - пороком, свойственным большинству людей.
On the last evening he seems to have hid himself near the hut in which we were discussing our plans, and, being observed by our huge negro Zambo, who is as faithful as a dog and has the hatred which all his race bear to the half-breeds, he was dragged out and carried into our presence.
В последний вечер перед отъездом из поселка Гомес, по-видимому, спрятался где-то около хижины, в которой мы обсуждали наши планы, и стал подслушивать.
Великан Самбо, преданный нам, как собака, и к тому же ненавидящий метисов, подобно всем представителям своей расы, схватил его и притащил в хижину.
Gomez whipped out his knife, however, and but for the huge strength of his captor, which enabled him to disarm him with one hand, he would certainly have stabbed him.
Гомес взмахнул ножом и заколол бы негра, если б тот, обладая поистине неимоверной силой, не ухитрился обезоружить его одной рукой.
The matter has ended in reprimands, the opponents have been compelled to shake hands, and there is every hope that all will be well.
Мы отчитали их обоих, заставили обменяться рукопожатием и надеемся,что тем дело и кончится.
As to the feuds of the two learned men, they are continuous and bitter.
Что же касается вражды между нашими двумя учеными мужами, то она не только не утихает, но разгорается все пуще и пуще.
It must be admitted that Challenger is provocative in the last degree, but Summerlee has an acid tongue, which makes matters worse.
Челленджер, надо сознаться, ведет себя крайне вызывающе, а злой язык Саммерли ни в коей мере не способствует их примирению.
Last night Challenger said that he never cared to walk on the Thames Embankment and look up the river, as it was always sad to see one's own eventual goal.
Вчера, например, Челленджер заявил, что он не любит гулять по набережной Темзы - ему, видите ли, грустно смотреть на то последнее пристанище, которое его ожидает.
He is convinced, of course, that he is destined for Westminster Abbey.
У профессора нет ни малейших сомнений, что его прах будет покоиться в Вестминстерском аббатстве.
Summerlee rejoined, however, with a sour smile, by saying that he understood that Millbank Prison had been pulled down.
Саммерли кисло улыбнулся и сказал:
- Насколько мне известно, Милбенкскую тюрьму давно снесли.
Challenger's conceit is too colossal to allow him to be really annoyed.
He only smiled in his beard and repeated
"Really!
Really!" in the pitying tone one would use to a child.
Огромное самомнение Челленджера не позволяет ему обижаться на такие шпильки, и поэтому он только усмехнулся в бороду и проговорил снисходительным тоном, словно обращаясь к ребенку:
- Ишь ты, какой!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1