StudyEnglishWords

5#

Зеленая миля. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Зеленая миля". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 364 из 394  ←предыдущая следующая→ ...

I told her that much—as I may have said (there's too many pages here now for me to want to look back through and make sure), lying wasn't much a part of our marriage—but I didn't tell her why.
Я сказал ей только это, как уже упоминал (сейчас исписано слишком много страниц, и мне не хочется просматривать их, чтобы вспомнить), мы никогда не лгали друг другу, я просто ничего не объяснил ей.
And she didn't ask.
А она не спросила.
9
9
There were no thunderstorms on the night it came John Coffey's turn to walk the Green Mile.
В эту ночь, когда настал черед Джона Коффи пройти по Зеленой Миле, грозы не было.
It was seasonably cold for those parts at that time of year, in the thirties, I'd guess, and a million stars spilled across used-up, picked-out fields where frost glittered on fenceposts and glowed like diamonds on the dry skeletons of July's corn.
Было холодно, как всегда в это время года в тридцатые годы, и миллионы звезд рассыпались над убранными и вспаханными полями, иней блестел на оградах и, словно бриллианты, мерцал на сухих стеблях кукурузы.
Brutus Howell was out front for this one—he would do the capping and tell Van Hay to roll when it was time.
Брутус Ховелл был распорядителем на казни, ему предстояло надеть на Джона Коффи шлем и приказать Ван Хэю включить в нужное время рубильник.
Bill Dodge was in with Van Hay.
Билл Додж находился в аппаратной вместе с Ван Хэем.
And at around eleven-twenty on the night of November 20th, Dean and Harry and I went down to our one occupied cell, where John Coffey sat on the end of his bunk with his hands clasped between his knees and a tiny dab of meatloaf gravy on the collar of his blue shirt.
Примерно в одиннадцать двадцать в ночь на 20 ноября Дин, Харри и я подошли к нашей единственной обитаемой камере, где на краю койки сидел Джон Коффи, свесив руки между колен, на воротнике голубой рубашки было заметно маленькое пятнышко подливки.
He looked out through the bars at us, a lot calmer than we felt, it seemed.
Он смотрел на нас сквозь прутья решетки и выглядел, кажется, гораздо спокойнее, чем мы.
My hands were cold and my temples were throbbing.
Мои руки были ледяными, а в висках стучало.
It was one thing to know he was willing—it made it at least possible for us to do our job—but it was another to know we were going to electrocute him for someone else's crime.
Одно дело знать, что он хотел этого и выполнить свою работу, — и совсем другое дело — сознавать, что казнишь человека за чужое преступление.
I had last seen Hal Moores around seven that evening.
В последний раз я видел Хэла Мурса в тот вечер около семи.
He was in his office, buttoning up his overcoat.
Он находился у себя в кабинете, застегивал пальто.
His face was pale, his hands shaking so badly that he was making quite some production of those buttons.
Хэл был бледен, руки дрожали так, что он никак не мог справиться с пуговицами.
I almost wanted to knock his fingers aside and do the coat up myself, like you would with a little kid.
Мне даже хотелось убрать его руки и застегнуть ему пальто, как ребенку.
The irony was that Melinda had looked better when Jan and I went to see her the previous weekend than Hal had looked earlier on John Coffey's execution evening.
Ирония в том, что Мелинда выглядела лучше, когда мы с Джен навещали ее в предыдущие выходные, чем Хэл Мурс вечером перед казнью Джона Коффи.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 4 оценках: 3 из 5 1