StudyEnglishWords

4#

Идиот. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Идиот". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 525 из 748  ←предыдущая следующая→ ...

A shudder even went through his body at these words.
Даже содрогание прошло по его телу при этих словах.
"Tell me everything," said Aglaya.
- Говорите все, - сказала Аглая.
"There's nothing in it that you shouldn't hear.
- Тут ничего нет такого, чего бы вы не могли выслушать.
Why it is precisely you that I wanted to tell it to, and you alone—I don't know; maybe because I indeed loved you very much.
Почему именно вам хотел я все это рассказать, и вам одной, - не знаю; может быть, потому что вас в самом деле очень любил.
This unfortunate woman is deeply convinced that she is the most fallen, the most depraved being in all the world.
Эта несчастная женщина глубоко убеждена, что она самое павшее, самое порочное существо из всех на свете.
Oh, don't disgrace her, don't cast a stone.24 She has tormented herself all too much with the awareness of her undeserved disgrace!
О, не позорьте ее, не бросайте камня.
Она слишком замучила себя самое сознанием своего незаслуженного позора!
And what is she guilty of, oh my God!
И чем она виновата, о боже мой!
Oh, in her frenzy she cries constantly that she does not acknowledge her guilt, that she is the victim of people, the victim of a debaucher and a villain; but whatever she tells you, know that she is the first not to believe it herself and that, on the contrary, she believes with all her conscience that she herself ... is the guilty one.
О, она поминутно в исступлении кричит, что не признает за собой вины, что она жертва людей, жертва развратника и злодея; но что бы она вам ни говорила, знайте, что она сама, первая, не верит себе, и что она всею совестью своею верит, напротив, что она… сама виновна.
When I tried to dispel this darkness, her suffering reached such a degree that my heart will never be healed as long as I remember that terrible time.
Когда я пробовал разогнать этот мрак, то она доходила до таких страданий, что мое сердце никогда не заживет, пока я буду помнить об этом ужасном времени.
It's as if my heart was pierced through forever.
У меня точно сердце прокололи раз навсегда.
She ran away from me, and do you know why?
Она бежала от меня, знаете для чего?
Precisely to prove to me alone that she is base.
Именно чтобы доказать только мне, что она - низкая.
But the most terrible thing here is that she herself may not have known that she wanted to prove it to me alone, but ran away because inwardly she felt she absolutely had to do something disgraceful, in order to tell herself then and there:
'So now you've committed some new disgrace, that means you're a
base creature!'
Но всего тут ужаснее то, что она и сама, может быть, не знала того, что только мне хочет доказать это, а бежала потому, что ей непременно, внутренно хотелось сделать позорное дело, чтобы самой себе сказать тут же: "вот ты сделала новый позор, стало быть, ты низкая тварь!"
Oh, perhaps you won't understand this, Aglaya!
О, может быть, вы этого не поймете, Аглая!
You know, there may be some terrible, unnatural pleasure for her in this constant awareness of disgrace, a sort of revenge on someone.
Знаете ли, что в этом беспрерывном сознании позора для нее, может быть, заключается какое-то ужасное, неестественное наслаждение, точно отмщение кому-то.
Sometimes I managed to bring her to a point where she seemed to see light around her; but she would become indignant at once and go so far as to reproach me bitterly for putting myself far above her (when it never entered my mind), and she finally told me straight out, in response to my proposal of marriage, that she asked no one for supercilious compassion, or for help, or to be 'raised up to his level.'
Иногда я доводил ее до того, что она как бы опять видела кругом себя свет; но тотчас же опять возмущалась и до того доходила, что меня же с горечью обвиняла за то, что я высока себя над нею ставлю (когда у меня и в мыслях этого не было), и прямо объявила мне, наконец, на предложение брака, что она ни от кого не требует ни высокомерного сострадания, ни помощи, ни "возвеличения до себя".
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1