StudyEnglishWords

4#

Идиот. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Идиот". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 53 из 748  ←предыдущая следующая→ ...

Then General Epanchin began to speak in his quality as father, and spoke reasonably, avoiding emotion, mentioning only that he fully recognized her right to decide Afanasy Ivanovich's fate, deftly displaying his own humility, pointing out that the fate of his daughter, and perhaps of his two other daughters, now depended on her decision.
Затем стал говорить генерал Епанчин, в своем качестве отца, и говорил резонно, избегнул трогательного, упомянул только, что вполне признает ее право на решение судьбы Афанасия Ивановича, ловко щегольнул собственным смирением, представив на вид, что судьба его дочери, а может быть и двух других дочерей, зависит теперь от ее же решения.
To Nastasya Filippovna's question:
На вопрос Настасьи Филипповны:
"Precisely what did they want of her?"—Totsky, with the same perfectly naked candor, admitted to her that he had been so frightened five years ago that even now he could not be entirely at peace until Nastasya Filippovna herself had married someone.
"Чего именно от нее хотят?"
Тоцкий с прежнею, совершенно обнаженною прямотой, признался ей, что он так напуган еще пять лет назад, что не может даже и теперь совсем успокоиться, до тех пор, пока Настасья Филипповна сама не выйдет за кого-нибудь замуж.
He added at once that this request would, of
course, be absurd on his part, if he did not have some grounds in this regard.
Он тотчас же прибавил, что просьба эта была бы, конечно, с его стороны нелепа, если б он не имел насчет ее некоторых оснований.
He had noted very well and had positive knowledge that a young man of very good name, and living in a most worthy family, Gavrila Ardalionovich Ivolgin, whom she knew and received in her house, had long loved her with all the force of passion and would certainly give half his life just for the hope of obtaining her sympathy.
Он очень хорошо заметил и положительно узнал, что молодой человек, очень хорошей фамилии, живущий в самом достойном семействе, а именно Гаврила Ардалионович Иволгин, которого она знает и у себя принимает, давно уже любит ее всею силой страсти, и, конечно, отдал бы половину жизни за одну надежду приобресть ее симпатию.
Gavrila Ardalionovich himself had confessed it to him, Afanasy Ivanovich, long ago, in a friendly way and out of the purity of his young heart, and it had long been known to Ivan Fyodorovich, the young man's benefactor.
Признания эти Гаврила Ардалионович сделал ему, Афанасию Ивановичу, сам, и давно уже, по-дружески и от чистого молодого сердца, и что об этом давно уже знает и Иван Федорович, благодетельствующий молодому человеку.
Finally, if he was not mistaken, Nastasya Filippovna herself had known of the young man's love for a long time, and it even seemed to him that she looked indulgently upon that love.
Наконец, если только он, Афанасий Иванович не ошибается, любовь молодого человека давно уже известна самой Настасье Филипповне, и ему показалось даже, что она смотрит на эту любовь снисходительно.
Of course, it was hardest for him of all people to speak of it.
But if Nastasya Filippovna would allow him, Totsky, apart from egoism and the desire to arrange his own lot, to wish her at least some good as well, she would understand that he had long found it strange and even painful to contemplate her solitude: that here there was only uncertain darkness, total disbelief in the renewal of life, which could so beautifully resurrect in love and a family, and thereby acquire a new purpose; that here were ruined abilities, perhaps brilliant ones, a voluntary reveling in her own sorrow, in short, even some sort of romanticism unworthy both of Nastasya Filippovna's common sense and of her noble heart.
Конечно, ему всех труднее говорить об этом, но если Настасья Филипповна захотела бы допустить в нем, в Тоцком, кроме эгоизма и желания устроить свою собственную участь, хотя несколько желания добра и ей, то поняла бы, что ему давно странно и даже тяжело смотреть на ее одиночество: что тут один только неопределенный мрак, полное неверие в обновление жизни, которая так прекрасно могла бы воскреснуть в любви и в семействе и принять таким образом новую цель; что тут гибель способностей, может быть, блестящих, добровольное любование своею тоской, одним словом, даже некоторый романтизм, недостойный ни здравого ума, ни благородного сердца Настасьи Филипповны.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1