StudyEnglishWords

4#

Идиот. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Идиот". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 559 из 748  ←предыдущая следующая→ ...

And how many of them later cause a terrible fiasco on the battlefield?
И сколько из таких делают потом ужасные фиаско на поле брани?
And how many Pirogovs have there been among our writers, scholars, propagandists?
А сколько было Пироговых между нашими литераторами, учеными, пропагандистами.
I say "have there been," but, of course, there still are . . .
Я говорю "было", но уж, конечно, есть и теперь…
One character figuring in our story, Gavrila Ardalionovich Ivolgin, belonged to the other category; he belonged to the category
of people who are "much cleverer," though he was all infected, from head to foot, with the desire to be original.
Действующее лицо нашего рассказа, Гаврила Ардалионович Иволгин, принадлежал к другому разряду; он принадлежал к разряду людей "гораздо поумнее", хотя весь, с ног до головы, был заражен желанием оригинальности.
But this category, as we have already noted above, is much more unhappy than the first.
Но этот разряд, как мы уже и заметили выше, гораздо несчастнее первого.
The thing is that a clever "usual" man, even if he imagines himself momentarily (or perhaps throughout his life) to be a man of genius and originality, nevertheless preserves in his heart a little worm of doubt, which drives him so far that the clever man sometimes ends up in complete despair; if he submits, then he is already completely poisoned by vanity turned in upon itself.
В том-то и дело, что умный "обыкновенный" человек, даже если б и воображал себя мимоходом (а пожалуй, и во всю свою жизнь) человеком гениальным и оригинальнейшим, тем не менее сохраняет в сердце своем червячка сомнения, который доводит до того, что умный человек кончает иногда совершенным отчаянием; если же и покоряется, то уже совершенно отравившись вогнанным внутрь тщеславием.
However, we have in any case chosen an extreme instance: in the great majority of this clever category of people, things generally do not go so tragically; the liver gives out more or less towards the end of his days, and that's all.
Впрочем, мы во всяком случае взяли крайность: в огромном большинстве этого умного разряда людей дело происходит вовсе не так трагически; портится разве под конец лет печенка, более или менее, вот и все.
But still, before reconciling and submitting, these people sometimes spend an extremely long time acting up, from their youth till the age of submission, and all out of a desire to be original.
Но все-таки, прежде чем смириться и покориться, эти люди чрезвычайно долго иногда куралесят, начиная с юности до покоряющегося возраста, и все из желания оригинальности.
One even comes upon strange cases: some honest man, out of a desire to be original, is even ready to commit a base deed; it can even happen that one of these unhappy persons is not only honest but even kind, the providence of his family, who by his labor supports and provides not only for his own but even for others—and what then?
All his life he is unable to be at peace!
Встречаются даже странные случаи: из-за желания оригинальности иной честный человек готов решиться даже на низкое дело; бывает даже и так, что, иной из этих несчастных не только честен, но даже и добр, провидение своего семейства, содержит и питает своими трудами даже чужих, не только своих, и что же? всю-то жизнь не может успокоиться!
For him, the thought that he has fulfilled his human obligations so well brings neither peace nor comfort; on the contrary, that is even what irritates him:
Для него нисколько не успокоительна и не утешительна мысль, что он так хорошо исполнил свои человеческие обязанности; даже, напротив, она-то и раздражает его:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1