StudyEnglishWords

4#

Идиот. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Идиот". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 562 из 748  ←предыдущая следующая→ ...

He lived in Ptitsyn's house and at his expense, with his father and mother, and despised Ptitsyn openly, though at the same time he listened to his advice and was almost always sensible enough to ask for it.
Он жил у Птицына на его содержании, с отцом и матерью, и презирал Птицына открыто, хотя в то же время слушался его советов и был настолько благоразумен, что всегда почти спрашивал их у него.
Gavrila Ardalionovich was angry, for instance, at the fact that Ptitsyn did not aim to become a Rothschild and had not set himself that goal.
Гаврила Ардалионович сердился, например, и на то, что Птицын не загадывает быть Ротшильдом и не ставит себе этой цели.
"If you're a usurer, go through with it, squeeze people dry, coin money out of them, become a character, become the king of the Jews!"4 Ptitsyn was modest and quiet; he only smiled, but once he even found it necessary to have a serious talk with Ganya and even did it with a certain dignity.
"Коли уж ростовщик, так уж иди до конца, жми людей, чекань из них деньги, стань характером, стань королем иудейским!"
Птицын был скромен и тих; он только улыбался, но раз нашел даже нужным объясниться с Ганей серьезно и исполнил это даже с некоторым достоинством.
He proved to Ganya that he was not doing anything dishonest and that he should not go calling him a Jew; that if money had so much value, it was not his fault; that he acted truthfully and honestly, and that in reality he was only an agent in "these" affairs, and, finally, that thanks to his accuracy in business he was already known from quite a good standpoint to some most excellent people, and that his business was expanding.
Он доказал Гане, что ничего не делает бесчестного, и что напрасно тот называет его жидом; что если деньги в такой цене, то он не виноват; что он действует правдиво и честно и, по-настоящему, он только агент по "этим" делам, и наконец что благодаря его аккуратности в делах он уже известен с весьма хорошей точки людям превосходнейшим, и дела его расширяются.
"Rothschild I won't be, and why should I," he added, laughing, "but I'll have a house on Liteinaya, maybe even two, and that will be the end of it."
"Ротшильдом не буду, да и не для чего, - прибавил он смеясь, - а дом на Литейной буду иметь, даже, может, и два, и на этом кончу".
"And, who knows, maybe three!" he thought to himself, but never said it aloud and kept his dream hidden.
"А кто знает, может, и три!" - думал он про себя, но никогда недоговаривал вслух и скрывал мечту.
Nature loves and coddles such people: she will certainly reward Ptitsyn not with three but with four houses, and that precisely because he has known since childhood that he would never be a Rothschild.
Природа любит и ласкает таких людей: она вознаградит Птицына не тремя, а четырьмя домами наверно, и именно за то, что он с самого детства уже знал, что Ротшильдом никогда не будет.
But beyond four houses nature will not go for anything, and with Ptitsyn matters will end there.
Но зато дальше четырех домов природа ни за что не пойдет, и с Птицыным тем дело и кончится.
Gavrila Ardalionovich's little sister was an entirely different person.
Совершенно другая особа была сестрица Гаврилы Ардалионовича.
She also had strong desires, but more persistent than impulsive.
Она тоже была с желаниями сильными, но более упорными, чем порывистыми.
There was a good deal of reasonableness in her, when things reached the final limit, but it did not abandon her before the limit either.
В ней было много благоразумия, когда дело доходило до последней черты, но оно же не оставляло ее и до черты.
True, she was also one of the "usual" people, who dream of originality, but she very quickly managed to realize that she did not have a drop of any particular originality, and she did not grieve over it all that much—who knows, maybe from a peculiar sort of pride.
Правда, и она была из числа "обыкновенных" людей, мечтающих об оригинальности, но зато она очень скоро успела сознать, что в ней нет ни капли особенной оригинальности, и горевала об этом не слишком много, - кто знает, может быть, из особого рода гордости.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1