StudyEnglishWords

4#

Идиот. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Идиот". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 614 из 748  ←предыдущая следующая→ ...

He also has . . . and . . . and . . . and . . ." (A prolonged silence and a decided misfire.) Having listened to her spouse, Lizaveta Prokofyevna went completely overboard.
У него есть… и… и… и…" (Продолжительное умолчание и решительная осечка.) Выслушав супруга, Лизавета Прокофьевна вышла из всяких границ.
In her opinion, everything that had happened was "unpardonable and even criminal nonsense, a fantastic picture, stupid and absurd!"
По ее мнению, все происшедшее было "непростительным и даже преступным вздором, фантастическая картина глупая и нелепая!"
First of all there was the fact that "this wretched princeling is a sick idiot, second of all he's a fool, who neither knows society nor has any place in society: to whom can he be shown, where can he be tucked in?
He's some sort of unpardonable democrat, without even the least rank, and . . . and . . . what will old Belokonsky say?
Прежде всего уж то, что "этот князишка - больной идиот, второе - дурак, ни света не знает, ни места в свете не имеет: кому его покажешь, куда приткнешь? демократ какой-то непозволительный, даже и чинишка-то нет, и… и… и… что скажет Белоконская?
And is this, is this the sort of husband we imagined and intended for Aglaya?"
Да и такого ли, такого ли мужа воображали и прочили мы Аглае?"
The last argument was, naturally, the most important.
Последний аргумент, был, разумеется, самый главный.
The mother's heart trembled at the thought, bled and wept, though at the same time something stirred in that heart which suddenly said to her:
"And what makes the prince not the sort you want?"
Сердце матери дрожало от этого помышления, кровью обливалось и слезами, хотя в то же время что-то и шевелилось внутри этого сердца, вдруг говорившее ей: "а чем бы князь не такой какого вам надо?"
Well, it was these objections against her own heart that were most troublesome for Lizaveta Prokofyevna.
Ну, вот эти-то возражения собственного сердца и были всего хлопотливее для Лизаветы Прокофьевны.
Aglaya's sisters for some reason liked the notion of the prince; it did not even seem very strange to them; in short, they might even suddenly turn out to be completely on his side.
Сестрам Аглаи почему-то понравилась мысль о князе; даже казалась не очень и странною; одним словом, они вдруг могли очутиться даже совсем на его стороне.
But they both decided to keep silent.
Но обе они решились молчать.
It had been noted once and for all in the family that the more stubborn and persistent Lizaveta Prokofyevna's objections and retorts became, on some general and disputed family point, the more it could serve them all as a sign that she might be about to agree on that point.
Раз навсегда замечено было в семействе, что чем упорнее и настойчивее возрастали иногда, в каком-нибудь общем и спорном семейном пункте, возражения и отпоры Лизаветы Прокофьевны, тем более это могло служить для всех признаком, что она, может быть, уж и соглашается с этим пунктом.
Alexandra Ivanovna, however, could never be completely silent.
Но Александре Ивановне нельзя было, впрочем, совершенно умолкнуть.
Having long since acknowledged her as her advisor, the mother constantly summoned
her now and asked for her opinions, and above all her memories— that is:
"How had it all happened?
Давно уже признав ее за свою советницу, мамаша поминутно призывала ее теперь и требовала ее мнений, а главное - воспоминаний, то-есть: "как же это все случилось?
Why had no one seen it?
Почему этого никто не видал?
Why had there been no talk then?
Почему тогда не говорили?
What had this nasty 'poor knight' signified then?
Что означал тогда этот скверный "бедный рыцарь"?
Why was it that she, Lizaveta Prokofyevna, was the only one doomed to worry about everyone, to notice and foresee everything, while all the rest were merely—woolgathering?" etc., etc.
Почему она одна, Лизавета Прокофьевна, осуждена обо всех заботиться, все замечать и предугадывать, а все прочие - одних ворон считать?" и пр., и пр.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1