StudyEnglishWords

4#

Идиот. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Идиот". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 655 из 748  ←предыдущая следующая→ ...

Isn't it true?"
Не правда ли?
The prince was even trembling all over.
Князь даже весь дрожал.
Why he suddenly became so agitated, why he became so emotionally ecstatic, for absolutely no reason, and, it seemed, out of all proportion with the subject of the conversation—it would be hard to tell.
Почему он вдруг так растревожился, почему пришел в такой умиленный восторг, совершенно ни с того, ни с сего и, казалось, нисколько не в меру с предметом разговора, - это трудно было бы решить.
He was simply in that sort of mood and even all but felt at that moment the warmest and sincerest gratitude to someone for something— perhaps even to Ivan Petrovich, if not to all the guests in general.
В таком уж он был настроении и даже чуть ли не ощущал в эту минуту, к кому-то и за что-то, самой горячей и чувствительной благодарности, - может быть, даже к Ивану Петровичу, а чуть ли и не ко всем гостям вообще.
He became much too "happified."
Слишком уж он "рассчастливился".
Ivan Petrovich finally began to look at him more attentively; the "dignitary," too, studied him very attentively.
Иван Петрович стал на него, наконец, заглядываться гораздо пристальнее; пристально очень рассматривал его и "сановник".
Belokonsky turned a wrathful gaze on the prince and pressed her lips.
Белоконская устремила на князя гневный взор и сжала губы.
Prince N., Evgeny Pavlovich, Prince Shch., the girls—everybody broke off their conversation and listened.
Князь N., Евгений Павлович, князь Щ., девицы, все прервали разговор и слушали.
Aglaya seemed alarmed, and Lizaveta Prokofyevna was simply scared.
Казалось, Аглая была испугана, Лизавета же Прокофьевна просто струсила.
They were strange, the daughters and their mama: they themselves thought it would be better for the prince to spend the evening in silence; but as soon as they saw him in a corner, completely alone and perfectly content with his lot, they at once became worried.
Странны были и они, дочки с маменькой: они же предположили и решили, что князю бы лучше просидеть вечер молча; но только что увидали его в углу, в полнейшем уединении и совершенно довольного своею участью, как тотчас же и растревожились.
Alexandra had been about to go over to him and lead him carefully across the whole room to join their company, that is, the company of Prince N., around Belokonsky.
Александра уж хотела пойти к нему и осторожно, через всю комнату, присоединиться к их компании, то-есть к компании князя N., подле Белоконской.
But now that the prince had begun to speak, they became still more worried.
И вот только что князь сам заговорил, они еще более растревожились.
"He was a most excellent man, you're right about that," Ivan Petrovich said imposingly and now without a smile, "yes, yes . . . he was a wonderful man!
- Что превосходнейший человек, то вы правы, - внушительно, и уже не улыбаясь, произнес Иван Петрович, - да, да… это был человек прекрасный!
Wonderful and worthy," he added after a pause.
Прекрасный и достойный, - прибавил он, помолчав.
"Worthy, one might even say, of all respect," he added still more imposingly after a third pause, "and . . . and it's even very agreeable that you, for your part, show . . ."
- Достойный даже, можно сказать, всякого уважения, - прибавил он еще внушительнее после третьей остановки, - и… и очень даже приятно видеть с вашей стороны…
"Was it with this Pavlishchev that some story happened ... a strange story . . . with the abbot . . . the abbot ...
I forget which abbot, only everybody was talking about it then," the "dignitary" said, as if recollecting.
- Не с этим ли Павлищевым история вышла какая-то… странная… с аббатом… с аббатом… забыл с каким аббатом, только все тогда что-то рассказывали, - произнес, как бы припоминая, "сановник".
"With the abbot Gouraud, a Jesuit," Ivan Petrovich reminded him.
"Yes, sir, that's our most excellent and worthy people for you!
- С аббатом Гуро, иезуитом, - напомнил Иван Петрович, - да-с, вот-с превосходнейшие-то люди наши и достойнейшие-то!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1