StudyEnglishWords

4#

Идиот. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Идиот". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 747 из 748  ←предыдущая следующая→ ...

It seemed to Evgeny Pavlovich that he and Adelaida had not yet become completely close with each other; but the future seemed to promise a completely willing and heartfelt submission of the ardent Adelaida to the intelligence and experience of Prince Shch.
Евгению Павловичу показалось, что он и Аделаида еще не совершенно сошлись друг с другом; но в будущем казалось неминуемым совершенно добровольное и сердечное подчинение пылкой Аделаиды уму и опыту князя Щ.
Besides, the lessons endured by the family had affected her terribly and, above all, the last incident with Aglaya and the émigré count.
К тому же и уроки, вынесенные семейством, страшно на него подействовали, и, главное, последний случай с Аглаей и эмигрантом графом.
Everything that had made the family tremble as they gave Aglaya up to this count, everything had come true within half a year, with the addition of such surprises as they had never even thought of.
Все, чего трепетало семейство, уступая этому графу Аглаю, все уже осуществилось в полгода, с прибавкой таких сюрпризов, о которых даже и не мыслили.
It turned out that this count was not even a count, and if he was actually an émigré, he had some obscure and ambiguous story.
Оказалось, что этот граф даже и не граф, а если и эмигрант действительно, то с какою-то темною и двусмысленною историей.
He had captivated Aglaya with the extraordinary nobility of his soul, tormented by sufferings over his fatherland, and had captivated her to such an extent that, even before marrying him, she had become a member of some foreign committee for the restoration of Poland and on top of that had ended up in the Catholic confessional of some famous padre, who had taken possession of her mind to the point of frenzy.
Пленил он Аглаю необычайным благородством своей истерзавшейся страданиями по отчизне души, и до того пленил, что та, еще до выхода замуж, стала членом какого-то заграничного комитета по восстановлению Польши и сверх того попала в католическую исповедальню какого-то знаменитого патера, овладевшего ее умом до исступления.
The count's colossal fortune, of which he had presented nearly irrefutable information to Lizaveta Prokofyevna and Prince Shch., had turned out to be completely nonexistent.
Колоссальное состояние графа, о котором он представлял Лизавете Прокофьевне и князю Щ. почти неопровержимые сведения, оказалось совершенно небывалым.
What's more, some six years after the marriage, the count and his friend, the famous confessor, had managed to bring about a complete quarrel between Aglaya and her family, so that they had not seen her for several months already ...
In short, there was a lot to tell, but Lizaveta Prokofyevna, her daughters, and even Prince Shch. had been so struck by all this "terror" that they were even afraid to mention certain things in conversation with Evgeny Pavlovich, though they knew that even without that, he was well acquainted with the story of Aglaya Ivanovna's latest passions.
Мало того, в какие-нибудь полгода после брака граф и друг его, знаменитый исповедник, успели совершенно поссорить Аглаю с семейством, так что те ее несколько месяцев уже и не видали… Одним словом, много было бы чего рассказать, но Лизавета Прокофьевна, ее дочери и даже князь Щ. были до того уже поражены всем этим "террором", что даже боялись и упоминать об иных вещах в разговоре с Евгением Павловичем, хотя и знали, что он и без них хорошо знает историю последних увлечений Аглаи Ивановны.
Poor Lizaveta Prokofyevna wanted to be in Russia and, as Evgeny Pavlovich testified, she bitterly and unfairly criticized everything abroad:
"They can't bake good bread anywhere, in the winter they freeze like mice in the cellar," she said.
"But here at least I've had
a good Russian cry over this poor man," she added, pointing with emotion to the prince, who did not recognize her at all.
Бедной Лизавете Прокофьевне хотелось бы в Россию и, по свидетельству Евгения Павловича, она желчно и пристрастно критиковала ему все заграничное: "хлеба нигде испечь хорошо не умеют, зиму, как мыши в подвале, мерзнут", говорила она, - "по крайней мере вот здесь, над этим бедным, хоть по-русски поплакала", прибавила она, в волнении указывая на князя, совершенно ее не узнававшего.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1