5#

Интриганка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Интриганка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 228 из 424  ←предыдущая следующая→ ...

The Goerg Gallery was just large enough to escape being called intime.
Two dozen of Tony's paintings were being hung on the walls in frantic, last-minute preparation for the opening.
Картины Тони, наспех развешанные в небольшом зале
«Галери Герг», были готовы к показу чуть не в последнюю минуту перед началом вернисажа.
On a marble sideboard were slabs of cheese and biscuits and bottles of Chablis.
На мраморной доске буфета было расставлено несколько тарелок с ломтиками сыра и печеньем и бутылка шабли.
The gallery was empty except for Anton Goerg, Tony, Dominique and a young female assistant who was hanging the last of the paintings.
Но пока еще в галерее находились только Антон Герг, Тони, Доминик и молодая помощница Герга, трудившаяся над последней картиной.
Anton Goerg looked at his watch.
Антон Герг глянул на часы:
"The invitations said 'seven o'clock.'
– Приглашения посланы на семь часов.
People should start to arrive at any moment now."
Публика вот-вот появится.
Tony had not expected to be nervous.
Тони все время уговаривал себя не волноваться.
And I'm not nervous, he told himself.
I'm panicky!
«Какое тут волнение, – думал он. – Я просто умираю от страха!»
"What if no one shows up?" he asked.
"I mean, what if not one single, bloody person shows up?"
– Что, если никто не придет? – спросил он вслух. – То есть вообще, напрочь, ни одна собака не покажется?
Dominique smiled and stroked his cheek.
Доминик, улыбнувшись, погладила его по щеке:
'Then we'll have all this cheese and wine for ourselves."
– Значит, сами съедим весь сыр и выпьем вино!
People began to arrive.
Но Тони беспокоился зря.
Зрители приходили.
Slowly at first, and then in larger numbers.
Сначала по одному, потом целыми группами.
Monsieur Goerg was at the door, effusively greeting them.
Месье Герг стоял у двери, радостно приветствуя каждого.
They don't look like art buyers to me, Tony thought grimly.
His discerning eye divided them into three categories: There were the artists and art students who attended each exhibition to evaluate the competition; the art dealers who came to every exhibition so they could spread derogatory news about aspiring painters; and the arty crowd, consisting to a large extent of homosexuals and lesbians who seemed to spend their lives around the fringes of the art world.
Тони мрачно заметил про себя, что на покупателей они не похожи, и мысленно разделил публику на три категории: художники и студенты, посещавшие каждую выставку, чтобы быть в курсе дел, агенты по продаже картин, тоже бывавшие на всех вернисажах, чтобы потом распространять уничтожающие сплетни о начинающих художниках, и толпа псевдолюбителей искусства, состоящая в основном из гомосексуалистов и лесбиянок, почти все время отирающихся в мире богемы.
I'm not going to sell a single, goddamned picture, Tony decided.
Monsieur Goerg was beckoning to Tony from across the room.
Он решил было, что вряд ли удастся продать хоть одну работу, но тут заметил, что месье Герг делает ему знаки.
"I don't think I want to meet any of these people," Tony whispered to Dominique.
"They're here to rip me apart."
– Не хочу я ни с кем здесь говорить, – прошептал Тони стоявшей рядом Доминик. – Они пришли, чтобы вдоволь поиздеваться надо мной.
"Nonsense.
– Глупости.
They came here to meet you.
Просто хотят познакомиться.
Now be charming, Tony."
Иди и постарайся понравиться, Тони.
Покажи, что умеешь быть милым и очаровательным.
And so, he was charming.
И Тони старался.
He met everybody, smiled a lot and uttered all the appropriate phrases in response to the compliments that were paid him.
Он пожимал руки, улыбался, бормотал вежливые фразы в ответ на комплименты.
But were they really compliments?
Tony wondered.
Но были ли эти похвалы искренними?
Over the years a vocabulary had developed in art circles to cover exhibitions of unknown painters.
Phrases that said everything and nothing.
За много лет в аристократических кругах уже выработались особые выражения, в которых было принято оценивать работы неизвестных художников:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1