6#

Капитанская дочка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Капитанская дочка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 735 книг и 2112 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 25 из 108  ←предыдущая следующая→ ...

“Masha!” replied the lady; “no, Masha is a coward.
«Смела ли Маша?» — отвечала ее мать. —
«Нет, Маша трусиха.
Till now she has never been able to hear a gun fired without trembling all over.
До сих пор не может слышать выстрела из ружья: так и затрепещется.
It is two years ago now since Iván Kouzmitch took it into his head to fire his cannon on my birthday; she was so frightened, the poor little dove, she nearly ran away into the other world.
А как тому два года Иван Кузмич выдумал в мои именины палить из нашей пушки, так она, моя голубушка, чуть со страха на тот свет не отправилась.
Since that day we have never fired that confounded cannon any more.”
С тех пор уж и не палим из проклятой пушки».
We got up from table; the Commandant and his wife went to take their siesta, and I went to Chvabrine’s quarters, where we passed the evening together.
Мы встали изо стола.
Капитан с капитаншею отправились спать; а я пошел к Швабрину, с которым и провел целый вечер.
Chapter 4 The Duel.
ГЛАВА IV. ПОЕДИНОК.
— Ин изволь, и стань же в позитуру.
Посмотришь, проколю как я твою фигуру!
Княжнин.
Several weeks passed, during which my life in Fort Bélogorsk became not merely endurable, but even pleasant.
Прошло несколько недель, и жизнь моя в Белогорской крепости сделалась для меня не только сносною, но даже и приятною.
I was received like one of the family in the household of the Commandant.
В доме коменданта был я принят как родной.
The husband and wife were excellent people.
Муж и жена были люди самые почтенные.
Iván Kouzmitch, who had been a child of the regiment, had become an officer, and was a simple, uneducated man, but good and true.
Иван Кузмич, вышедший в офицеры из солдатских детей, был человек необразованный и простой, но самый честный и добрый.
His wife led him completely, which, by the way, very well suited his natural laziness.
Жена его им управляла, что согласовалось с его беспечностию.
It was Vassilissa Igorofna who directed all military business as she did that of her household, and commanded in the little fort as she did in her house.
Василиса Егоровна и на дела службы смотрела, как на свои хозяйские, и управляла крепостию так точно, как и своим домком.
Marya Ivánofna soon ceased being shy, and we became better acquainted.
Марья Ивановна скоро перестала со мною дичиться.
Мы познакомились.
I found her a warm-hearted and sensible girl.
Я в ней нашел благоразумную, и чувствительную девушку.
By degrees I became attached to this honest family, even to Iwán Ignatiitch, the one-eyed lieutenant, whom Chvabrine accused of secret intrigue with Vassilissa Igorofna, an accusation which had not even a shadow of probability.
But that did not matter to Chvabrine.
Незаметным образом я привязался к доброму семейству, даже к Ивану Игнатьичу, кривому гарнизонному поручику, о котором Швабрин выдумал, будто бы он был в непозволительной связи с Василисой Егоровной, что не имело и тени правдоподобия: но Швабрин о том не беспокоился.
I became an officer.
Я был произведен в офицеры.
My work did not weigh heavily upon me.
Служба меня не отягощала.
In this heaven-blest fort there was no drill to do, no guard to mount, nor review to pass.
В богоспасаемой крепости не было ни смотров, ни учений, ни караулов.
Sometimes the Commandant instructed his soldiers for his own pleasure.
But he had not yet succeeded in teaching them to know their right hand from their left.
Комендант по собственной охоте учил иногда своих солдат; но еще не мог добиться, чтобы все они знали, которая сторона правая, которая левая, хотя многие из них, дабы в том не ошибиться, перед каждым оборотом клали на себя знамение креста.
Chvabrine had some French books; I took to reading, and I acquired a taste for literature.
У Швабрина было несколько французских книг.
Я стал читать, и во мне пробудилась охота к литературе.
In the morning I used to read, and I tried my hand at translations, sometimes even at compositions in verse.
По утрам я читал, упражнялся в переводах, а иногда и в сочинении стихов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1