6#

Капитанская дочка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Капитанская дочка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 732 книги и 2104 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 61 из 108  ←предыдущая следующая→ ...

You must agree; his manners are very majestic, and in the bath, they say, he showed his marks of Tzar — on one of his breasts a double-headed eagle as large as a pétak, and on the other his own face.”
Нечего сказать: все приемы такие важные… А в бане, слышно, показывал царские свои знаки на грудях: на одной двуглавый орел, величиною с пятак, а на другой персона его».
I did not think it worth while to contradict the Cossack, and I followed him into the Commandant’s house, trying to imagine beforehand my interview with Pugatchéf, and to guess how it would end.
Я не почел нужным оспоривать мнения казака и с ним вместе отправился в комендантской дом, заране воображая себе свидание с Пугачевым, и стараясь предугадать, чем оно кончится.
The reader will easily believe me when I say that I did not feel wholly reassured.
Читатель легко может себе представить, что я не был совершенно хладнокровен.
It was getting dark when I reached the house of the Commandant.
Начинало смеркаться, когда пришел я к комендантскому дому.
The gallows, with its victims, stood out black and terrible; the body of the Commandant’s poor wife still lay beneath the porch, close by two Cossacks, who were on guard.
Виселица с своими жертвами страшно чернела.
Тело бедной комендантши все еще валялось под крыльцом, у которого два казака стояли на карауле.
He who had brought me went in to announce my arrival.
He came back almost directly, and ushered me into the room where, the previous evening, I had bidden good-bye to Marya Ivánofna.
Казак, приведший меня, отправился про меня доложить, и тотчас же воротившись ввел меня в ту комнату, где накануне так нежно прощался я с Марьей Ивановною.
I saw a strange scene before me.
At a table covered with a cloth and laden with bottles and glasses was seated Pugatchéf, surrounded by ten Cossack chiefs, in high caps and coloured shirts, heated by wine, with flushed faces and sparkling eyes.
Необыкновенная картина мне представилась: за столом, накрытым скатертью и установленным штофами и стаканами, Пугачев и человек десять казацких старшин сидели, в шапках и цветных рубашках, разгоряченные вином, с красными рожами и блистающими глазами.
I did not see among them the new confederates lately sworn in, the traitor Chvabrine and the “ouriadnik.”
Между ими не было ни Швабрина, ни нашего урядника, новобраных изменников.
“Ah, ah! so it is you, your lordship,” said Pugatchéf, upon seeing me.
«А, ваше благородие!» — сказал Пугачев, увидя меня. —
“You are welcome.
All honour to you, and a place at our feast.”
«Добро пожаловать; честь и место, милости просим».
The guests made room.
I sat down in silence at the end of the table.
Собеседники потеснились.
Я молча сел на краю стола.
My neighbour, a tall and slender young Cossack, with a handsome face, poured me out a bumper of brandy, which I did not touch.
Сосед мой, молодой казак, стройный и красивый, налил мне стакан простого вина, до которого я не коснулся.
I was busy noting the company.
С любопытством стал я рассматривать сборище.
Pugatchéf was seated in the place of honour, his elbows on the table, and resting his black beard on his broad fist.
Пугачев на первом месте сидел, облокотясь на стол и подпирая черную бороду своим широким кулаком.
His features, regular and agreeable, wore no fierce expression.
Черты лица его, правильные и довольно приятные, не изъявляли ничего свирепого.
He often addressed a man of about fifty years old, calling him sometimes Count, sometimes Timofeitsh, sometimes Uncle.
Он часто обращался к человеку лет пятидесяти, называя его то графом, то Тимофеичем, а иногда величая его дядюшкою.
Each man considered himself as good as his fellow, and none showed any particular deference to their chief.
Все обходились между собою как товарищи, и не оказывали никакого особенного предпочтения своему предводителю.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1