6#

Капитанская дочка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Капитанская дочка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 62 из 108  ←предыдущая следующая→ ...

They were talking of the morning’s assault, of the success of the revolt, and of their forthcoming operations.
Разговор шел об утреннем приступе, об успехе возмущения и о будущих действия.
Each man bragged of his prowess, proclaimed his opinions, and freely contradicted Pugatchéf.
Каждый хвастал, предлагал свои мнения и свободно оспоривал Пугачева.
And it was decided to march upon Orenburg, a bold move, which was nearly crowned with success.
И на сем-то странном военном совете решено было идти к Оренбургу: движение дерзкое, и которое чуть было не увенчалось бедственным успехом!
The departure was fixed for the day following.
Поход был объявлен к завтрешнему дню.
«Ну, братцы», — сказал Пугачев — «затянем-ка на сон грядущий мою любимую песенку.
Чумаков! начинай!» — Сосед мой затянул тонким голоском заунывную бурлацкую песню, и все подхватили хором:
Не шуми, мати зеленая дубровушка,
Не мешай мне доброму молодцу думу думати.
Что заутра мне доброму молодцу в допрос идти
Перед грозного судью, самого царя.
Еще станет государь-царь меня спрашивать:
Ты скажи, скажи, детинушка крестьянский сын,
Уж как с кем ты воровал, с кем разбой держал,
Еще много ли с тобой было товарищей?
Я скажу тебе, надежа православный царь,
Всее правду скажу тебе, всю истину,
Что товарищей у меня было четверо:
Еще первый мой товарищ темная ночь,
А второй мой товарищ булатный нож,
А как третий-то товарищ, то мой добрый конь,
А четвертый мой товарищ, то тугой лук,
Что рассыльщики мои, то калены стрелы.
Что возговорит надежа православный царь:
Исполать тебе, детинушка крестьянский сын,
Что умел ты воровать, умел ответ держать!
Я за то тебя, детинушка, пожалую
Середи поля хоромами высокими,
Что двумя ли столбами с перекладиной.
Невозможно рассказать, какое действие произвела на меня эта простонародная песня про виселицу, распеваемая людьми, обреченными виселице.
Их грозные лица, стройные голоса, унылое выражение, которое придавали они словам и без того выразительным, — все потрясало меня каким-то пиитическим ужасом.
The guests drank yet another bumper, rose from table, and took leave of Pugatchéf.
Гости выпили еще по стакану, встали изо стола и простились с Пугачевым.
I wished to follow them, but Pugatchéf said —
Я хотел за ними последовать, но Пугачев сказал мне:
“Stay there, I wish to speak to you!”
«Сиди; я хочу с тобою переговорить».
We remained alone together, and for a few moments neither spoke.
— Мы остались глаз на глаз.
Несколько минут продолжалось обоюдное наше молчание.
Pugatchéf looked sharply at me, winking from time to time his left eye with an indefinable expression of slyness and mockery.
Пугачев смотрел на меня пристально, изредко прищуривая левый глаз с удивительным выражением плутовства и насмешливости.
At last he gave way to a long burst of laughter, and that with such unfeigned gaiety that I myself, regarding him, began to laugh without knowing why.
Наконец он засмеялся, и с такою непритворной веселостию, что и я, глядя на него, стал смеяться, сам не зная чему.
“Well, your lordship,” said he, “confess you were afraid when my fellows cast the rope about your neck.
«Что, ваше благородие?» — сказал он мне. —
«Струсил ты, признайся, когда молодцы мои накинули тебе веревку на шею?
I warrant the sky seemed to you the size of a sheepskin.
And you would certainly have swung beneath the cross-beam but for your old servant.
Я чаю, небо с овчинку показалось… А покачался бы на перекладине, если бы не твой слуга.
I knew the old owl again directly.
Я тотчас узнал старого хрыча.
Well, would you ever have thought, sir, that the man who guided you to a lodging in the steppe was the great Tzar himself?”
As he said these words he assumed a grave and mysterious air.
“You are very guilty as regards me,” resumed he, “but I have pardoned you on account of your courage, and because you did me a good turn when I was obliged to hide from my enemies.
Ну, думал ли ты, ваше благородие, что человек, который вывел тебя к умету, был сам великий государь? (Тут он взял на себя вид важный и таинственный.) Ты крепко передо мною виноват» — продолжал он; — «но я помиловал тебя за твою добродетель, за то, что ты оказал мне услугу, когда принужден я был скрываться от своих недругов.
But you shall see better things; I will load you with other favours when I shall have recovered my empire.
То ли еще увидишь!
Так ли еще тебя пожалую, когда получу свое государство!
Will you promise to serve me zealously?”
Обещаешься ли служить мне с усердием?»
The robber’s question and his impudence appeared to be so absurd that I could not restrain a smile.
Вопрос мошенника и его дерзость показались мне так забавны, что я не мог не усмехнуться.
“Why do you laugh?” he asked, frowning.
“Do you not believe me to be the great Tzar?
«Чему ты усмехаешься? — спросил он меня нахмурясь. — „Или ты не веришь, что я великий государь?
Answer me frankly.”
Отвечай прямо“.
I did not know what to do.
I could not recognize a vagabond as Emperor; such conduct was to me unpardonably base.
Я смутился: признать бродягу государем — был я не в состоянии: это казалось мне малодушием непростительным.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1