7#

Крейсер «Улисс». - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Крейсер «Улисс»". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 153 из 306  ←предыдущая следующая→ ...

Every eye, Vallery saw, was on Admiral Tyndall.
Вэллери увидел, что глаза всех устремлены на адмирала Тиндалла.
Old Giles was mumbling something to himself, too faint to catch.
Старина Джайлс бубнил что-то неразборчивое.
His face, shockingly grey, haggard and blotched, still peered over the side.
Его лицо стало вдруг мертвенно-серым, изможденным.
Адмирал перегнулся через борт.
He seemed fascinated by the sight of the dead boy.
Казалось, взгляд его был прикован к убитому юноше.
Or was it the smashed Radar screen?
А может быть, к решетке локатора?
Had the full significance of the broken scanner and wrecked Director Towers dawned on him yet?
Дошло ли до его сознания, что в действительности означают сбитая радарная антенна и разрушенные командно-дальномерные посты?
Vallery looked at him for a long moment, then turned away: he knew that it had.
Вэллери долго смотрел на адмирала, потом отвернулся, поняв, что дошло.
"W.T.-bridge.
– На мостике!
Докладывает радиорубка!
W.T.-bridge."
Докладывает радиорубка!
Everyone on the bridge jumped, swung round in nerve-jangled startlement.
Все, кто находился на мостике, и без того взвинченные до предела, так и подпрыгнули, заслышав голос в динамике.
Everyone except Tyndall.
Все, кроме Тиндалла.
He had frozen into a graven immobility.
Он застыл словно изваяние.
"Signal from Vectra.
– Донесение с
«Вектры».
First Signal.
Received 0952."
Первое донесение, полученное в 09.52.
Vallery glanced at his watch.
Вэллери взглянул на часы.
Only six minutes ago!
Прошло всего шесть минут.
Impossible!
Невероятно!
"Signal reads: Contacts, contacts, 3, repeat 3.
– Повторяем текст донесения.
«Установлены контакты.
Три контакта.
Повторяю, три.
Отставить три.
Amend to 5.
Пять контактов.
Heavy concentration of U-boats, ahead and abeam.
Крупное сосредоточение подводных лодок противника впереди по курсу и на траверзе.
Am engaging.'"
Вступаю в бой».
Every eye on the bridge swung back to Tyndall.
His, they knew, the responsibility, his the decision-taken alone, against the advice of his senior officer, to leave the convoy almost unguarded.
Всем было известно, что, вопреки указаниям руководства, Тиндалл самолично принял решение оставить конвой почти без всякого охранения.
На свой страх и риск.
Impersonally, Vallery admired the baiting, the timing, the springing of the trap.
Вэллери невольно восхитился мастерством, с каким была подложена приманка и рассчитано время захлопнуть мышеловку.
How would old Giles react to this, the culmination of a series of disastrous miscalculations, miscalculations for which, in all fairness, he could not justly be blamed...
But he would be held accountable.
Каково-то воспримет старина Джайлс этот страшный просчет, завершивший целый ряд роковых ошибок, – просчетов, за которые, говоря по справедливости, судить его нельзя… Но держать ответ ему все равно придется.
The iron voice of the loudspeaker broke in on his thoughts.
Железный голос динамика прервал размышления командира крейсера.
"Second signal reads:
– Передаю текст второго донесения с
«Вектры»:
'In close contact.
«Вступил в бой.
Depth-charging.
Depth-charging.
Начал бомбометание.
One vessel torpedoed, sinking.
Один транспорт торпедирован, тонет.
Tanker torpedoed, damaged, still afloat, under command.
Танкер торпедирован, имеет повреждения, но остается на плаву, управляется.
Please advise.
Прошу срочных указаний.
Please assist.
Urgent.
Urgent!'"
Прошу срочной помощи».
The speaker clicked off.
В динамике щелкнуло.
Again that hushed silence, strained, unnatural.
Снова воцарилась напряженная, неестественная тишина.
Five seconds it lasted, ten, twenty, then everyone stiffened, looked carefully away.
Так продолжалось пять, десять, двадцать секунд.
Потом все, словно сговорясь, как-то неловко отвернулись.
Tyndall was climbing down from his chair.
Тиндалл стал слезать со своего кресла.
His movements were stiff, slow with the careful faltering shuffle of the very old.
Движения его были неуклюжими, медленными.
Он неуверенно зашаркал ногами – так ходят очень дряхлые люди.
He limped heavily.
Было заметно, что он сильно хромает.
His right hand, startling white in its snowy sheath of bandage, cradled his broken wrist.
Правая рука, неестественно белая из-за наложенной на неё повязки, поддерживала сломанную кисть левой руки.
There was about him a queer, twisted sort of dignity, and if his face held any expression at all, it was the far-off echo of a smile.
В фигуре адмирала ощущалось какое-то неестественное, как бы вымученное достоинство, лицо было бесстрастно, лишь бледный отсвет улыбки, казалось, ещё играл на нем.
When he spoke, he spoke as a man might talk to himself, aloud.
Потом он заговорил – словно бы с самим собой.
скачать в HTML/PDF
share