7#

Крейсер «Улисс». - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Крейсер «Улисс»". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 162 из 306  ←предыдущая следующая→ ...

Anyway, I talked him into taking you with him...
Better not keep him waiting."
Кстати, это я уговорил его взять вас с собой… Не нужно заставлять ждать себя.
For Lieutenant Nicholls, the next two hours were borrowed from purgatory.
То, что увидел лейтенант Николлс, напоминало чистилище.
Two hours, the Captain took to his inspection, two hours of constant walking, of climbing over storm-sills and tangled wreckage of steel, of squeezing and twisting through impossibly narrow apertures, of climbing and descending a hundred ladders, two hours of exhausting torture in the bitter, heart-sapping cold of a sub-zero temperature.
Во время продолжавшегося целых два часа обхода корабля им с Вэллери пришлось перешагивать через высокие комингсы дверей, втискиваться в невероятно узкие люки и горловины, пробираться между изуродованными стальными конструкциями, взбираться и спускаться по сотне трапов, стынуть на холоде, от которого заходится сердце.
But it was a memory that was to stay with him always, that was never to return without filling him with warmth, with a strange and wonderful gratitude.
Но воспоминание об этом обходе на всю жизнь останется в его памяти, всякий раз согревая душу удивительно теплым и светлым чувством признательности к Вэллери.
They started on the poop-Vallery, Nicholls and Chief Petty Officer Hartley-Vallery would have none of Hastings, the Master-At-Arms, who usually accompanied the Captain on his rounds.
Командир крейсера, Николлс и главный старшина Хартли начали обход корабля с юта.
Вэллери и слышать не хотел, чтобы его, как прежде, сопровождал полицейский сержант Гастингс.
There was something oddly reassuring about the big, competent Chief.
Грузная фигура Хартли дышала какой-то спокойной уверенностью.
He worked like a Trojan that night, opening and shutting dozens of watertight doors, lifting and lowering countless heavy hatches, knocking off and securing the thousand clips that held these doors and hatches in place, and before ten minutes had passed, lending a protesting Vallery the support of his powerful arm.
В тот вечер Хартли работал точно вол, открывая и закрывая десятки водонепроницаемых дверей, поднимая и опуская бесчисленное количество тяжелых люков, поворачивая тысячи задраек, закрывавших эти двери и люки, и уже через десять минут после начала обхода, несмотря на протест Вэллери, протянул свою могучую руку и предложил командиру помощь.
They climbed down the long, vertical ladder to
'Y' magazine, a dim and gloomy dungeon thinly lit with pinpoints of garish light.
По крутому бесконечному трапу все трое спустились в орудийный погреб четвертой башни – темный, мрачный каземат, тускло освещенный крохотными, как спичечные головки, лампочками.
Here were the butchers, bakers and candlestick makers-the non-specialists in the purely offensive branches.
Здесь работали бывшие мясники, булочники, ремесленники, то есть те, кто до мобилизации занимался мирным ремеслом.
'Hostilities only' ratings, almost to a man, in charge of a trained gunner, they had a cold, dirty and unglamorous job, strangely neglected and forgotten, strangely, because so terribly dangerous.
Почти сплошь это были вояки, годные лишь для службы в военное время.
Распоряжался ими опытный кадровый артиллерист.
Работа, которую они выполняли, была грязной, тяжелой и неблагодарной.
Как ни странно, до этих людей никому не было никакого дела.
Странно потому, что работа эта была чрезвычайно опасна.
The four-inch armour encasing them offered about as much protection as a sheet of newspaper to an eight-inch armour-piercing shell or a torpedo...
В случае попадания в каземат восьмидюймового бронебойного снаряда или торпеды четырехдюймовая броня оказалась бы не более надежной защитой, чем лист газетной бумаги…
The magazine walls-walls of shells and cartridge cases, were soaking wet, dripping constantly visibly, with icy condensation.
Уставленные снарядами и гильзами стены погреба отпотели, по ним стекали струйки ледяной воды.
Half the crew were leaning or lying against the racks, blue, pinched, shivering with cold, their breath hanging heavily in the chill air: the others were trudging heavily round and round the hoist, feet splashing in pools of water, lurching, stumbling with sheer exhaustion, gloved hands buried in their pockets, drawn, exhausted faces sunk on their chests.
Часть матросов сидели или лежали, прислонясь к стеллажам.
Лица у людей посинели, осунулись; все дрожали от стужи.
В холодном воздухе тяжелым облаком повис пар от их дыхания.
Несколько человек топтались вокруг элеватора по лужам ледяной воды.
Засунув руки в карманы, понурив голову, сгорбленные, изнемогающие от усталости, бедняги то и дело спотыкались.
скачать в HTML/PDF
share