7#

Крейсер «Улисс». - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Крейсер «Улисс»". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 46 из 306  ←предыдущая следующая→ ...

Place was covered in blood and he was coughing his lungs up.
Вся каюта была забрызгана кровью, Вэллери надрывно кашлял.
Acute attack of haemoptysis.
Острый приступ гемоптизиса.
Brooks has suspected it for a long time, but the Captain would never let him examine him.
Брукс давно подозревал, что Старик болен, но тот не позволял осматривать его.
Brooks says a few more days of this will kill him."
По словам Брукса, если приступы повторятся, через несколько дней он умрет.
He broke off, glanced briefly at Winthrop.
Николлс замолчал, мельком взглянул на Уинтропа.
"I talk too much," he said abruptly.
"Getting as bad as the old padre there.
– Болтаю много, – произнес он внезапно. – Вроде нашего духовного наставника.
Shouldn't have told you, I suppose, violation of professional confidence and all that.
Зря я тебе об этом сказал.
Разглашение профессиональной тайны и все такое.
All this under your hat, Andy."
Так что ни гу-гу, Энди.
Понял?
"Of course, of course."
There was a long pause.
"What you mean is, Johnny, he's dying?"
– Само собой. – Последовала долгая пауза. – По твоим словам, Джонни, он умирает?
"Just that.
– Вот именно.
Come on, Andy, char."
Ну, Энди, пошли чаевничать.
Twenty minutes later, Nicholls made his way down to the Sick Bay.
Двадцать минут спустя Николлс отправился в лазарет.
The light was beginning to fail and the Ulysses was pitching heavily.
Смеркалось.
«Улисс» сильно раскачивало.
Brooks was in the surgery.
Брукс находился в хирургическом отделении.
"Evening, sir.
– Вечер добрый, сэр.
Dusk stations any minute now.
В любую минуту могут объявить боевую готовность номер один.
Mind if I stay in the bay tonight?"
Не будете возражать, если я в лазарете задержусь?
Brooks eyed him speculatively.
Брукс в раздумье посмотрел на него.
"Regulations," he intoned, "say that the Action Stations position of the Junior Medical Officer is aft in the Engineer's Flat.
Far be it from me------"
– Согласно боевому расписанию, – поучал он, – боевой пост младшего офицера-медика находится на корме, в кубрике машинистов, я далек от мысли…
"Please."
– Ну, пожалуйста, сэр.
"Why?
– Но почему?
Lonely, lazy or just plain tired?"
The quirk of the eyebrows robbed the words of all offence.
Это что – скука, лень или усталость? – Он повел бровью, и слова потеряли всякую обидность.
"No.
– Нет.
Curious.
Обыкновенное любопытство.
I want to observe the reactions of Stoker Riley and his-ah-confederates to the skipper's speech.
Хочу видеть реакцию кочегара Райли и его… э-э-э… соратников на выступление командира.
Might be most instructive."
Это может оказаться весьма полезным.
"Sherlock Nicholls, eh?
– Шерлок Николлс, да?
Right-o, Johnny.
Хорошо, Джонни.
Phone the Damage Control Officer aft.
Позвони на корму командиру аварийной группы.
Tell him you're tied up.
Скажи, что занят.
Major operation, anything you like.
Сложная операция или что-нибудь в этом роде.
Our gullible public and how easily fooled.
До чего же у нас легковерная публика.
Shame."
Позор!
Nicholls grinned and reached for the phone.
Николлс усмехнулся и взял трубку.
When the bugle blared for dusk Action Stations, Nicholls was sitting in the dispensary.
Взревел горн, объявляя боевую готовность, Джонни сидел в диспансере.
The lights were out, the curtains almost drawn.
Свет был выключен, шторы задернуты почти да отказа.
He could see into every corner of the brightly lit Sick Bay.
Ярко освещенный лазарет был как на ладони.
Five of the men were asleep.
Пятеро больных спали.
Two of the others, Petersen, the giant, slow-spoken stoker, half Norwegian, half-Scots, and Burgess, the dark little cockney-were sitting up in bed, talking softly, their eyes turned towards the swarthy, heavily, built patient lying between them.
Двое других – кочегар Петерсен, малоразговорчивый гигант, наполовину норвежец, наполовину шотландец, и Бэрджес, темноволосый низенький «кокни», – негромко разговаривали, поглядывая в сторону смуглого плечистого крепыша.
Stoker Riley was holding court.
Председательствовал кочегар Райли.
Alfred O'Hara Riley had, at a very early age indeed, decided upon a career of crime, and beset, though he subsequently was, by innumerable vicissitudes, he had clung to this resolve with an unswerving determination: directed towards almost any other sphere of activity, his resolution would have been praiseworthy, possibly even profitable.
Альфред О'Хара Райли с самих юных лет решил ступить на путь преступлений и, несмотря на многочисленные препятствия, с непоколебимой последовательностью продолжал стремиться к намеченной щели.
Будь энергия его направлена в любую иную сторону, такая целеустремленность могла бы оказаться похвальной, возможно, даже прибыльной.
скачать в HTML/PDF
share