5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 143 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

Adam went down into a heavy opium sleep though he fought to stay awake.
Опиум уже начал действовать, и, как Адам ни боролся с собой, веки его тяжелели.
“Did the doctor tell you to take this much?” he asked thickly.
— Доктор велел принимать сразу так много? — спросил он заплетающимся языком.
“You’re just not used to it,” she said.
— Это у тебя просто с непривычки.
Charles came back at eleven o’clock.
Карл вернулся в одиннадцать часов.
Cathy heard his tipsy footsteps.
Кэти слышала, как, пьяно пошатываясь, он поднимается на крыльцо.
He went into his room, flung off his clothes, and got into bed.
Пройдя в свою комнату, он разделся, побросал вещи на пол и плюхнулся на кровать.
He grunted and turned, trying to get comfortable, and then he opened his eyes.
Устраиваясь поудобнее, он долго кряхтел и ворочался, — потом вдруг открыл глаза.
Cathy was standing by his bed.
Возле кровати стояла Кэти.
“What do you want?”
— Чего тебе?
“What do you think?
— Не догадываешься?
Move over a little.”
Ну-ка подвинься.
“Where’s Adam?”
— А где Адам?
“He drank my sleeping medicine by mistake.
— Он по ошибке выпил мое снотворное.
Move over a little.”
Подвинься же.
He breathed harshly.
Он засопел.
“I already been with a whore.”
— Я сегодня уже был с одной шлюхой.
“You’re a pretty strong boy.
— Ничего, ты парень сильный.
Move over a little.”
Подвинься чуть-чуть.
“How about your broken arm?”
— У тебя же рука сломана.
“I’ll take care of that.
— Это уж моя забота.
It’s not your worry.”
Не беспокойся.
Suddenly Charles laughed.
Неожиданно Карл расхохотался.
“The poor bastard,” he said, and he threw back the blanket to receive her.
— Ну и не повезло же ему, бедняге! 
— И откинув одеяло, Карл пустил ее к себе в постель.
PART TWO
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Chapter 12
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
1
You can see how this book has reached a great boundary that was called 1900.
Как видите, мы с вами страница за страницей добрались потихоньку до великого рубежа, именуемого 1900 год.
Another hundred years were ground up and churned, and what had happened was all muddied by the way folks wanted it to be—more rich and meaningful the farther back it was.
Жернова истории перемололи и стерли в порошок очередную сотню лет, но поди пойми, каким он был, этот минувший век, если каждый видел в нем то, что ему хотелось, и чем глубже заглядывали люди в прошлое, тем содержательнее и значительнее казались им ушедшие годы.
In the books of some memories it was the best time that ever sloshed over the world—the old time, the gay time, sweet and simple, as though time were young and fearless.
По воспоминаниям многих, то была эпоха, краше которой мир не знал: ах, чудесное, веселое время, ах, старое доброе время, как легко и спокойно тогда жилось!
Old men who didn’t know whether they were going to stagger over the boundary of the century looked forward to it with distaste.
Старики, не уверенные, достанет ли им сил перешагнуть через межу веков, взирали на будущее с неприязнью.
For the world was changing, and sweetness was gone, and virtue too.
Потому что мир менялся, из него ушло очарование, ушла добродетель.
Worry had crept on a corroding world, and what was lost—good manners, ease and beauty?
В разъедаемый ржавчиной мир заползала тревога, ну и, конечно, что пропало, то пропало.
Где нынче хорошие манеры, где непринужденность и красота?
Ladies were not ladies any more, and you couldn’t trust a gentleman’s word.
Благородные дамы — нет больше благородных дам, и кто теперь положится на слово джентльмена?
There was a time when people kept their fly buttons fastened.
Ну и времечко, все, как один, с застегнутой ширинкой ходят.
And man’s freedom was boiling off.
И никакой свободы скоро не останется.
And even childhood was no good any more—not the way it was.
Даже у детей теперь не та жизнь — что в их детстве приятного?
No worry then but how to find a good stone, not round exactly but flattened and water-shaped, to use in a sling pouch cut from a discarded shoe.
Раньше у ребенка всех забот было найти камешек получше, такой, знаете ли, не совсем круглый, но обязательно гладкий и плоский, чтобы легко вкладывался в лоскуток кожи, отрезанный от старого башмака, и летел из рогатки прямо в цель.
скачать в HTML/PDF
share