5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2622 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 23 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

Toward Alice Trask, Adam concealed a feeling that was akin to a warm shame.
К Алисе Адам относился с тайным чувством стыдливой теплоты.
She was not his mother—that he knew because he had been told many times.
Алиса Траск не была его матерью — он знал это, потому что об этом ему говорили не раз.
Not from things said but from the tone in which other things were said, he knew that he had once had a mother and that she had done some shameful thing, such as forgetting the chickens or missing the target on the range in the woodlot.
А по тону, которым говорилось совсем о других вещах, он догадывался, что некогда у него была родная мать, и хотя ничего такого никто ему не рассказывал, он подозревал, что она совершила какой-то позорный проступок: может быть, забыла накормить кур или не попала в вывешенную в рощице мишень.
And as a result of her fault she was not here.
За свою провинность она поплатилась тем, что здесь ее теперь не было.
Adam thought sometimes that if he could only find out what sin it was she had committed, why, he would sin it too—and not be here.
Иногда Адам думал, что, сумей он выведать, в чем все-таки грех его матери, он, ей богу, натворил бы то же самое — только бы не быть здесь.
Alice treated the boys equally, washed them and fed them, and left everything else to their father, who had let it be known clearly and with finality that training the boys physically and mentally was his exclusive province.
Алиса обращалась с обоими мальчиками одинаково, обоих кормила, обоих обстирывала, а все прочее препоручала заботам их отца, который ясно и твердо дал ей понять, что физическое и умственное воспитание сыновей он берет на себя.
Even praise and reprimand he would not delegate.
Даже хвалить или бранить их было его единоличным правом.
Alice never complained, quarreled, laughed, or cried.
Алиса никогда не роптала, не ссорилась, не смеялась и не плакала.
Her mouth was trained to a line that concealed nothing and offered nothing too.
Свои губы она приучила всегда оставаться сомкнутыми, хотя ее молчание ничего не отрицало и ничего не утверждало.
But once when Adam was quite small he wandered silently into the kitchen.
Но однажды, когда Адам был еще совсем маленький, он неслышно зашел на кухню.
Alice did not see him.
Алиса его не видела.
She was darning socks and she was smiling.
Она штопала носки и… улыбалась.
Adam retired secretly and walked out of the house and into the woodlot to a sheltered place behind a stump that he knew well.
Адам тихонько попятился, выскользнул из дома в рощицу и спрятался там в своем любимом укромном месте за большим пнем.
He settled deep between the protecting roots.
Он глубоко зарылся в ямку под надежную защиту корней.
Adam was as shocked as though he had come upon her naked.
Адам был так потрясен, словно увидел Алису голой.
He breathed excitedly, high against his throat.
Он часто и возбужденно дышал.
For Alice had been naked—she had been smiling.
Потому что и впрямь застал Алису в ее наготе — она ведь улыбалась.
He wondered how she had dared such wantonness.
Как она осмелилась на такое озорство? — недоумевал он.
And he ached toward her with a longing that was passionate and hot.
И душа его, всколыхнувшись, потянулась к Алисе страстно и жарко.
He did not know what it was about, but all the long lack of holding, of rocking, of caressing, the hunger for breast and nipple, and the softness of a lap, and the voice-tone of love and compassion, and the sweet feeling of anxiety—all of these were in his passion, and he did not know it because he did not know that such things existed, so how could he miss them?
Он не понимал, что с ним: тоска ребенка, изголодавшегося по ласке, по прикосновениям материнских рук, обнимающих, поглаживающих, укачивающих; неутоленное желание прижаться губами к соску, посидеть на мягких коленях, услышать в родном голосе любовь и сострадание; неясное сладкое томление — все это слилось в объявшем его чувстве, но он этого не понимал, потому что как можно тосковать о том, чего ты не изведал и чего, может быть, не существует вовсе?
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1