5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 30 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

“Let’s go and see the place,” his father said.
— Давай пойдем посмотрим, — предложил отец.
Adam led him to it, and Cyrus looked down at the nestlike hole between the roots.
Адам подвел его к пню, и Сайрус заглянул в похожее на нору углубление между корнями.
“I knew about it long ago,” he said.
— Я про это место давно знаю, — сказал он. 
“Once when you were gone a long time I thought you must have such a place, and I found it because I felt the kind of place you would need.
— Как-то раз ты надолго пропал, и я подумал, что, должно быть, у тебя сеть такой вот тайник, и я его нашел, потому что догадывался, какое место ты выберешь.
See how the earth is tamped and the little grass is torn?
Видишь, как тут примята земля и оборвана трава?
And while you sat in there you stripped little pieces of bark to shreds.
Пока ты здесь отсиживался, ты сдирал с веток полоски коры и рвал их на кусочки.
I knew it was the place when I came upon it.”
Я, когда набрел на зто место, сразу понял — здесь.
Adam was staring at his father in wonder.
“You never came here looking for me,” he said.
— Вы знали и никогда сюда за мной не приходили? 
— Адам глядел на отца с изумлением.
“No,” Cyrus replied.
— Да, — кивнул Сайрус. 
“I wouldn’t do that.
— Зачем было приходить?
You can drive a human too far.
Ведь человека можно довести бог знает до чего.
I wouldn’t do that.
Вот я и не приходил.
Always you must leave a man one escape before death.
Обреченному на смерть всегда нужно оставлять хотя бы один шанс.
Remember that!
Ты это запомни!
I knew, I guess, how hard I was pressing you.
Я и сам, думаю, понимал, как я с тобой суров.
I didn’t want to push you over the edge.”
И мне не хотелось толкать тебя на крайность.
They moved restlessly off through the trees.
Дальше они пошли через рощицу, не останавливаясь. 
Cyrus said,
“So many things I want to tell you.
— Мне хочется столько всего тебе обьяснить, — сказал Сайрус. 
I’ll forget most of them.
— Я ведь потом забуду.
I want to tell you that a soldier gives up so much to get something back.
Хотя солдат очень многого лишается, он получает кое-что взамен, ты должен это понять.
From the day of a child’s birth he is taught by every circumstance, by every law and rule and right, to protect his own life.
Едва появившись на свет, ребенок учится оберегать свою жизнь, как требуют того существующие в природе законы и порядок.
He starts with that great instinct, and everything confirms it.
Он начинает свой путь, вооруженный могучим инстинктом самосохранения, и все вокруг лишь подтверждает, что этот инстинкт верен.
And then he is a soldier and he must learn to violate all of this—he must learn coldly to put himself in the way of losing his own life without going mad.
А потом ребенок становится солдатом и должен научиться преступать законы, по которым жил раньше; он должен научиться подвергать свою жизнь смертельной опасности, но при этом не терять рассудка.
And if you can do that—and, mind you, some can’t—then you will have the greatest gift of all.
Если ты этому научишься — а такое не каждому по плечу, — тебя ждет великая награда.
Look, son,” Cyrus said earnestly, “nearly all men are afraid, and they don’t even know what causes their fear—shadows, perplexities, dangers without names or numbers, fear of a faceless death.
Видишь ли, сынок, почти все люди испытывают страх, Сайрус говорил очень искренне, — а что вызывает этот страх — призрачные тени, неразрешимые загадки, бесчисленные и неведомые опасности, трепет перед незримой смертью? — они и сами не знают.
But if you can bring yourself to face not shadows but real death, described and recognizable, by bullet or saber, arrow or lance, then you need never be afraid again, at least not the same way you were before.
Но если тебе достанет храбрости заглянуть в глаза не призраку, а настоящей смерти, зримой и объяснимой, будь то смерть от пули или клинка, от стрелы или копья, ты навсегда забудешь страх, по крайней мере тот, что жил в тебе прежде.
скачать в HTML/PDF
share