5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 34 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

Did he give it to you?
Может, он отдал его тебе?
I never even saw him hone it.
Он его даже не точил ни разу!
Have you got that knife in your pocket?
Может, он сейчас у тебя в кармане, этот ножик-то?
What did he do with it?
Я ему подарил, а он только:
‘Thanks,’ he said, like that.
«Спасибо»— так это небрежно.
And that’s the last I heard of a pearl-handled German knife that cost six bits.”
И больше я этот ножик в глаза не видел, а все же немецкий, шестьдесят центов, и рукоятка перламутровая!
Rage was in his voice, and Adam felt the creeping fear; but he knew also that he had a moment left.
В голосе Карла была ярость, и Адам почувствовал, что цепенеет от страха; но он понимал, что время в запасе еще есть.
Too many times he had seen the destructive machine that chopped down anything standing in its way.
У него уже был более чем достаточный опыт, и он знал, в какой последовательности действует этот стоящий перед ним разрушительный механизм, готовый в порошок стереть любое препятствие на своем пути.
Rage came first and then a coldness, a possession; noncommittal eyes and a pleased smile and no voice at all, only a whisper.
Сначала вспышка ярости, затем ярость сменяется холодным спокойствием, самообладанием: пустые глаза, удовлетворенная улыбка и никаких криков, только шепот.
When that happened murder was on the way, but cool, deft murder, and hands that worked precisely, delicately.
Вот тогда то механизм нацелен на убийство, но убийство хладнокровное, умелое — кулаки будут работать с трезвым и тонким расчетом.
Adam swallowed saliva to dampen his dry throat.
В горле у Адама пересохло, он проглотил слюну.
He could think of nothing to say that would be heard, for once in rage his brother would not listen, would not even hear.
Что бы он сейчас ни сказал, брата ему уже не остановить, потому что, впав в ярость, Карл не только никого не слушал, но и ничего не слышал.
He bulked darkly in front of Adam, shorter, wider, thicker, but still not crouched.
Неподвижно застыв перед Адамом в темноте.
Карл казался массивным, он словно стал ниже ростом, шире, плотнее, но еще не пригнулся, еще не изготовился ударить.
In the starlight his lips shone with wetness, but there was no smile yet and his voice still raged.
В тусклом свете звезд губы его влажно поблескивали, но на них еще не играла улыбка, и Q голосе по-прежнему звенел гнев.
“What did you do on his birthday?
А ты в его день рождения что придумал?
You think I didn’t see?
По твоему, я не видел?
Did you spend six bits or even four bits?
Ты не только шестьдесят, ты и шесть центов не потратил!
You brought him a mongrel pup you picked up in the woodlot.
Ты притащил из рощи какого-то бездомного щенка, дворнягу!
You laughed like a fool and said it would make a good bird dog.
И еще смеялся как дурак, говорил, из него хорошая охотничья собака выйдет.
That dog sleeps in his room.
Так теперь этот пес у него в комнате спит.
He plays with it while he’s reading.
И он его гладит, когда книжки читает.
He’s got it all trained.
И уже выучил разным штукам.
And where’s the knife?
А ножик мой где?
‘Thanks,’ he said, just Thanks.’ ” Charles spoke in a whisper, and his shoulders dropped.
«Спасибо»— и больше ничего.
Только «спасибо»и сказал. 
— Карл уже перешел на шепот и, пригнувшись, подался вперед.
Adam made one desperate jump backward and raised his hands to guard his face.
В последней, отчаянной попытке спастись Адам отпрыгнул назад и заслонил лицо руками.
His brother moved precisely, each foot planted firmly.
Карл двигался рассчитанно и уверенно.
One fist lanced delicately to get the range, and then the bitter-frozen work—a hard blow in the stomach, and Adam’s hands dropped; then four punches to the head.
Вначале кулак только примерился, легко и осторожно, а уж потом пошла сосредоточенная, леденяще бесстрастная работа: сильный удар в живот — и Адам уронил руки; тотчас последовали четыре удара в лицо.
Adam felt the bone and gristle of his nose crunch.
Адам услышал, как хрустнул сломанный нос.
He raised his hands again and Charles drove at his heart.
Он снова прикрыл лицо, и Карл всадил кулак ему в грудь.
скачать в HTML/PDF
share