5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 464 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

“This will do the job.
«Соль вылечит.
Just wait till morning.
К утру пройдет.
You’ll feel fine then.”
И все будет в порядке».
That’s how it had sounded, exactly how, and the walls and chairs and the lamp had all heard it and they could prove it.
Вот так он заверял ее, в точности так, — и стены, стулья, лампа слышали, и ему не отпереться.
There was no place in the whole world for Tom Hamilton to live.
Нет во всем мире места Тому Гамильтону.
But it wasn’t for lack of trying.
Он уже искал.
He shuffled possibilities like cards.
Он тасовал страны и города, как игральные карты.
London?
Лондон?
No!
Нет!
Egypt—pyramids in Egypt and the Sphinx.
No!
Египет — пирамиды, сфинкс… Нет!
Paris?
Париж?
No!
Нет!
Now wait—they do all your sins lots better there.
Но погоди — в Париже ведь грешат почище твоего.
No!
Нет!
Well, stand aside and maybe we’ll come back to you.
Ну ладно, подожди пока, Париж, — еще к тебе, может, вернемся.
Bethlehem?
Вифлеем?
Dear God, no!
О Боже милостивый, нет!
It would be lonely there for a stranger.
Тоскливо было бы там чужаку…
And here interpolated—it’s so hard to remember how you die or when.
An eyebrow raised or a whisper—they may be it; or a night mottled with splashed light until powder-driven lead finds your secret and lets out the fluid in you.
И тут заметим в скобках, что не всегда упомнишь, когда именно и как тебя не стало: то ли шепоток, поднятая бровь — и тебя уже нет; то ли не стало тебя в ночь, крапчатую от пятен света, когда гонимый порохом свинец, доискавшись твоего секрета, отворил тебе жилы.
Now this is true, Tom Hamilton was dead and he had only to do a few decent things to make it final.
И ведь верно.
Тома Гамильтона уже нет, ему осталось лишь закончить двумя-тремя достойными деталями.
The sofa cricked in criticism, and Tom looked at it and at the smoking lamp to which the sofa referred.
Диван издал короткий раздраженный треск.
Том покосился на него и понял, что раздражение относится к коптящей лампе.
“Thank you,” Tom said to the sofa.
— Благодарю, — сказал Том дивану. 
“I hadn’t noticed it,” and he turned down the wick until the smoking stopped.
— Я не заметил.
Привернул фитиль, и пламя очистилось.
His mind dozed.
Мысли задремывали.
Murder slapped him aware again.
Но оплеухой серое Убийство разбудило Тома.
Now Red Tom, Gum Tom, was too tired to kill himself.
А рыжий Том, каменный Том устал.
That takes some doing, with maybe pain and maybe hell.
Кончать с собой — возня ведь и, возможно, боль и мука.
He remembered that his mother had a strong distaste for suicide, feeling that it combined three things of which she strongly disapproved—bad manners, cowardice, and sin.
Вспомнилось, что мама с крайним отвращением относится к самоубийству, ибо в нем сочетаются три мерзкие ей вещи: невоспитанность, малодушие и грех.
It was almost as bad as adultery or stealing—maybe just as bad.
Оно для нее ничем не лучше прелюбодеяния и воровства.
There must be a way to avoid Liza’s disapproval.
И надо как то уйти от ее осуждения.
She could make one suffer if she disapproved.
Ведь если она осудит, то будешь страдать.
Samuel wouldn’t make it hard, but on the other hand you couldn’t avoid Samuel because he was in the air every place.
Отец не так строг, с Самюэлом легче — но, с другой стороны, его не перехитришь, он вездесущ.
скачать в HTML/PDF
share