4#

Лунный камень. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Лунный камень". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 320 из 572  ←предыдущая следующая→ ...

From scarlet, Mr. Ablewhite was now becoming purple.
Из багрового мистер Эбльуайт сделался синим.
He gasped for breath; he looked backwards and forwards from Rachel to Mr. Bruff in such a frenzy of rage with both of them that he didn't know which to attack first.
Он задыхался и едва переводил дух; он глядел то на Рэчель, то на Бреффа с таким бешенством, словно не знал, на кого из них прежде напасть.
His wife, who had sat impenetrably fanning herself up to this time, began to be alarmed, and attempted, quite uselessly, to quiet him.
Жена его, до сих пор бесстрастно обмахивавшаяся веером, испугалась и попыталась, совершенно безрезультатно, успокоить его.
I had, throughout this distressing interview, felt more than one inward call to interfere with a few earnest words, and had controlled myself under a dread of the possible results, very unworthy of a Christian Englishwoman who looks, not to what is meanly prudent, but to what is morally right.
Во время всего этого прискорбного разговора меня неоднократно охватывал внутренний порыв вмешаться и сказать несколько серьезных слов, но я удерживалась из опасения возможных последствий, — опасения, недостойного христианки и англичанки, стремящейся не к тому, чего требует малодушное благоразумие, а к тому, что нравственно справедливо.
At the point at which matters had now arrived, I rose superior to all considerations of mere expediency.
Видя, до чего дошло теперь дело, я встала, поставив себя выше всяких соображений о приличии.
If I had contemplated interposing any remonstrance of my own humble devising, I might possibly have still hesitated.
Если бы я собиралась возражать собственными, смиренно придуманными мною доводами, быть может, я еще поколебалась бы.
But the distressing domestic emergency which now confronted me, was most marvellously and beautifully provided for in the Correspondence of Miss Jane Ann Stamper--Letter one thousand and one, on
Но печальное домашнее несогласие, которого я теперь была свидетельницей, было чудно и прекрасно предусмотрено в корреспонденции мисс Джейн-Энн Стампер, — письмо тысяча первое на тему
"Peace in Families."
“Семейный мир”.
I rose in my modest corner, and I opened my precious book.
Я вышла из моего укромного уголка и раскрыла мою драгоценную книгу.
"Dear Mr. Ablewhite," I said, "one word!"
— Любезный мистер Эбльуайт, — сказала я, — одно только слово!
When I first attracted the attention of the company by rising, I could see that he was on the point of saying something rude to me.
Когда, вставши, я привлекла к себе внимание всего общества, я могла заметить, что мистер Эбльуайт собирается сказать мне что-то грубое.
My sisterly form of address checked him.
Мои дружеские слова, однако, остановили его.
He stared at me in heathen astonishment.
Он вытаращил на меня глаза с языческим удивлением.
"As an affectionate well-wisher and friend," I proceeded, "and as one long accustomed to arouse, convince, prepare, enlighten, and fortify others, permit me to take the most pardonable of all liberties--the liberty of composing your mind."
— Позвольте мне, — продолжала я, — как искренней доброжелательнице и другу, как женщине, давно привыкшей пробуждать, убеждать, приготовлять, просвещать и укреплять других, — позвольте мне взять на себя вполне простительную вольность успокоить вашу душу.
He began to recover himself; he was on the point of breaking out--he WOULD have broken out, with anybody else.
Он начал приходить в себя; он готов был разразиться гневом, и разразился бы, будь на моем месте всякий другой.
But my voice (habitually gentle) possesses a high note or so, in emergencies.
Но мой голос (обыкновенно кроткий) обладает высокою нотою в важных случаях жизни.
In this emergency, I felt imperatively called upon to have the highest voice of the two.
В данном случае я испытывала неотступное призвание говорить самым высоким голосом.
I held up my precious book before him; I rapped the open page impressively with my forefinger.
Я поднесла к нему мою драгоценную книгу и указала пальцем на открытую страницу.
скачать в HTML/PDF
share