4#

Лунный камень. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Лунный камень". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 358 из 572  ←предыдущая следующая→ ...

By daybreak the next morning, I was on my way back to my own country.
На рассвете следующего утра я был уже на пути к моей родине.
The picture presented of me, by my old friend Betteredge, at the time of my departure from England, is (as I think) a little overdrawn.
Портрет мой, нарисованный моим старым другом Беттереджем в то время, когда я уезжал из Англии, немного не точен, как мне кажется.
He has, in his own quaint way, interpreted seriously one of his young mistress's many satirical references to my foreign education; and has persuaded himself that he actually saw those French, German, and Italian sides to my character, which my lively cousin only professed to discover in jest, and which never had any real existence, except in our good Betteredge's own brain.
Он по-своему серьезно перетолковал сатирические замечания своей барышни о моем заграничном воспитании и убедил себя, что действительно видел те французские, немецкие и итальянские стороны моего характера, над которыми и подшучивала моя веселая кузина и которым существовали разве только в воображении нашего доброго Беттереджа.
But, barring this drawback, I am bound to own that he has stated no more than the truth in representing me as wounded to the heart by Rachel's treatment, and as leaving England in the first keenness of suffering caused by the bitterest disappointment of my life.
Но, за исключением этого, должен признаться, что он написал истинную правду, я действительно был уязвлен в самое сердце обращением Рэчель и покинул Англию в первом порыве страдания, причиненного мне самым горьким разочарованием.
I went abroad, resolved--if change and absence could help me--to forget her.
Решив, что перемена места и продолжительное отсутствие помогут мне забыть ее, я уехал за границу.
It is, I am persuaded, no true view of human nature which denies that change and absence DO help a man under these circumstances; they force his attention away from the exclusive contemplation of his own sorrow.
Убежден, что человек, отрицающий благотворное действие перемены места и разлуки в подобных случаях, — неверно представляет себе человеческую природу.
Перемена и разлука отвлекают внимание от всепоглощающего созерцания своего горя.
I never forgot her; but the pang of remembrance lost its worst bitterness, little by little, as time, distance, and novelty interposed themselves more and more effectually between Rachel and me.
Я не забывал Рэчель, но печаль воспоминания утрачивала мало-помалу свою горечь, по мере того как время, расстояние и новизна все больше и больше отделяли меня от Рэчель.
On the other hand, it is no less certain that, with the act of turning homeward, the remedy which had gained its ground so steadily, began now, just as steadily, to drop back.
Но, с другой стороны, при возвращении моем на родину действие этого лекарства, так хорошо мне помогавшего, начало ослабевать.
The nearer I drew to the country which she inhabited, and to the prospect of seeing her again, the more irresistibly her influence began to recover its hold on me.
Чем более я приближался к стране, где она жила, и к возможности снова увидеться с ней, тем непреодолимее становилась ее прежняя власть надо мной.
On leaving England she was the last person in the world whose name I would have suffered to pass my lips.
При отъезде из Англии последнее, что сорвалось с моих губ, было ее имя.
On returning to England, she was the first person I inquired after, when Mr. Bruff and I met again.
По возвращении в Англию я прежде всего спросил о ней, когда встретился с мистером Бреффом.
I was informed, of course, of all that had happened in my absence; in other words, of all that has been related here in continuation of Betteredge's narrative--one circumstance only being excepted.
Разумеется, мне рассказали все, что случилось в мое отсутствие, — другими словами, все, что было написано здесь как продолжение рассказа Беттереджа, исключая одно только обстоятельство.
скачать в HTML/PDF
share