4#

Лунный камень. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Лунный камень". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 44 из 572  ←предыдущая следующая→ ...

In that case, and in no other, certain sealed instructions relating to the disposal of the Diamond, and deposited with it, were to be opened, and followed implicitly.
В таком случае, но не иначе, определенные инструкции относительно распоряжения алмазом, запечатанные и хранящиеся вместе с ним, должны быть вскрыты и безусловно исполнены.
If my father chose to accept this strange charge, the Colonel's papers were at his disposal in return.
Если отец мой согласится принять это странное поручение, то бумаги полковника будут отданы в его распоряжение.
That was the letter."
Вот что заключалось в письме.
"What did your father do, sir?"
I asked.
— Что же сделал ваш отец, сэр? — спросил я.
"Do?" says Mr. Franklin.
— Что он сделал? — повторил мистер Фрэнклин. 
"I'll tell you what he did.
— Я вам скажу, что он сделал.
He brought the invaluable faculty, called common sense, to bear on the Colonel's letter.
Он применил отменную способность, называемую здравым смыслом, к оценке письма полковника.
The whole thing, he declared, was simply absurd.
Он объявил, что все это — чистейший вздор.
Somewhere in his Indian wanderings, the Colonel had picked up with some wretched crystal which he took for a diamond.
Где-то в своих странствованиях по Индии полковник подцепил какое-нибудь дрянное стеклышко, которое принял за алмаз.
As for the danger of his being murdered, and the precautions devised to preserve his life and his piece of crystal, this was the nineteenth century, and any man in his senses had only to apply to the police.
Что касается опасения быть убитым и принятия предосторожностей для сохранения его жизни и этого стеклышка, то ныне девятнадцатое столетие, и каждому здравомыслящему человеку стоит только обратиться к полиции.
The Colonel had been a notorious opium-eater for years past; and, if the only way of getting at the valuable papers he possessed was by accepting a matter of opium as a matter of fact, my father was quite willing to take the ridiculous responsibility imposed on him--all the more readily that it involved no trouble to himself.
Известно, что полковник много лет уже употреблял опиум, и если единственный способ достать драгоценные бумаги состоит в том, чтобы принять бред опиума за факт, то отец мой был вполне готов принять на себя возлагаемую на него смешную ответственность тем охотнее, что она не навлечет на него никаких хлопот.
The Diamond and the sealed instructions went into his banker's strong-room, and the Colonel's letters, periodically reporting him a living man, were received and opened by our family lawyer, Mr. Bruff, as my father's representative.
Алмаз и запечатанные инструкции были отданы в кладовую банкира, а письма полковника, периодически сообщавшие, что он жив, получались и распечатывались стряпчим нашего семейства, мистером Бреффом, поверенным моего отца.
No sensible person, in a similar position, could have viewed the matter in any other way.
Ни один разумный человек в подобном положении не мог бы взглянуть на это дело иначе.
Nothing in this world, Betteredge, is probable unless it appeals to our own trumpery experience; and we only believe in a romance when we see it in a newspaper."
Нам только то и кажется вероятным, Беттередж, что согласно с нашим собственным житейским опытом, и мы верим роману только тогда, когда прочтем его в газете.
It was plain to me from this, that Mr. Franklin thought his father's notion about the Colonel hasty and wrong.
Мне стало ясно, что сам мистер Фрэнклин считает мнение своего отца о полковнике опрометчивым и ошибочным.
"What is your own private opinion about the matter, sir?"
I asked.
— А каково ваше мнение об этом деле, сэр? — спросил я.
скачать в HTML/PDF
share