4#

Лунный камень. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Лунный камень". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 450 из 572  ←предыдущая следующая→ ...

I went slowly down the doctor's stairs, feeling the disheartening conviction that he really had something to say which it was vitally important to me to hear, and that he was morally incapable of saying it.
Я медленно спустился с лестницы, убедившись с горечью, что доктор действительно желал что-то сказать чрезвычайно важное для меня, но не в силах был сделать это.
The effort of remembering that he wanted to speak to me was, but too evidently, the only effort that his enfeebled memory was now able to achieve.
Усилие вспомнить, что он желал мне что-то сказать, было, очевидно, единственным усилием, на которое была способна его ослабевшая память.
Just as I reached the bottom of the stairs, and had turned a corner on my way to the outer hall, a door opened softly somewhere on the ground floor of the house, and a gentle voice said behind me:--
Когда я спустился с лестницы и повернул в переднюю, где-то в нижнем этаже дома тихо отворилась дверь и кроткий голос сказал позади меня:
"I am afraid, sir, you find Mr. Candy sadly changed?"
— Боюсь, сэр, что вы нашли грустную перемену в мистере Канди.
I turned round, and found myself face to face with Ezra Jennings.
Я обернулся и очутился лицом к лицу с Эзрой Дженнингсом.
CHAPTER IX
The doctor's pretty housemaid stood waiting for me, with the street door open in her hand.
Pouring brightly into the hall, the morning light fell full on the face of Mr. Candy's assistant when I turned, and looked at him.
Глава IX
It was impossible to dispute Betteredge's assertion that the appearance of Ezra Jennings, speaking from a popular point of view, was against him.
Невозможно было оспаривать мнение Беттереджа о том, что наружность Эзры Дженнингса — с общепринятой точки зрения — говорила против него.
His gipsy-complexion, his fleshless cheeks, his gaunt facial bones, his dreamy eyes, his extraordinary parti-coloured hair, the puzzling contradiction between his face and figure which made him look old and young both together--were all more or less calculated to produce an unfavourable impression of him on a stranger's mind.
Его цыганский вид, поджарые щеки с торчащими скулами, необычные разноцветные волосы, странное противоречие между его лицом и фигурой, заставлявшее его казаться и старым, и молодым одновременно, — все это было более или менее рассчитано на то, чтоб создать неблагоприятное представление о нем у неискушенного человека.
And yet--feeling this as I certainly did--it is not to be denied that Ezra Jennings made some inscrutable appeal to my sympathies, which I found it impossible to resist.
И все же, чувствуя все это, нельзя было отрицать того, что Эзра Дженнингс какими-то непостижимыми путями возбуждал во мне симпатию, которой я не мог противостоять.
While my knowledge of the world warned me to answer the question which he had put, acknowledging that I did indeed find Mr. Candy sadly changed, and then to proceed on my way out of the house--my interest in Ezra Jennings held me rooted to the place, and gave him the opportunity of speaking to me in private about his employer, for which he had been evidently on the watch.
Хотя мой жизненный опыт советовал мне ответить ему насчет грустной перемены в мистере Канди, а потом продолжать идти своею дорогою, — интерес к Эзре Дженнингсу словно приковал меня к месту и доставил ему случай, — которого он, очевидно, искал, — поговорить со мною наедине о своем хозяине.
скачать в HTML/PDF
share