4#

Лунный камень. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Лунный камень". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 456 из 572  ←предыдущая следующая→ ...

There were moments when I felt all the misery of my friendlessness, all the peril of my dreadful responsibility.
Были минуты, когда я чувствовал всю горечь своего одиночества и страшную ответственность, лежащую на мне.
If I had been a happy man, if I had led a prosperous life, I believe I should have sunk under the task I had imposed on myself.
Будь я человек счастливый, будь жизнь моя исполнена одного благополучия, кажется, я изнемог бы под бременем обязанности, которую на себя возложил.
But I had no happy time to look back at, no past peace of mind to force itself into contrast with my present anxiety and suspense--and I held firm to my resolution through it all.
Но у меня не было счастливого прошлого, на которое я мог бы оглянуться, не было того душевного спокойствия, с которым я мог бы перенести настоящую мучительную неизвестность, — и я мужественно боролся до конца.
I took an interval in the middle of the day, when my patient's condition was at its best, for the repose I needed.
Для необходимого мне отдыха я выбирал часок среди дня, когда состояние больного несколько улучшалось.
For the rest of the four-and-twenty hours, as long as his life was in danger, I never left his bedside.
Все же остальное время дня я не отходил от его кровати, пока жизнь его находилась в опасности.
Towards sunset, as usual in such cases, the delirium incidental to the fever came on.
К заходу солнца, как всегда бывает в подобных случаях, начинался обычный при горячке бред.
It lasted more or less through the night; and then intermitted, at that terrible time in the early morning--from two o'clock to five--when the vital energies even of the healthiest of us are at their lowest.
Он продолжался с перерывами всю ночь и стихал в опасные часы раннего утра, от двух до пяти, когда жизненные силы даже самых здоровых ослабевают до последней степени.
It is then that Death gathers in his human harvest most abundantly.
В те часы смерть пожинает наиболее обильную, человеческую жатву.
It was then that Death and I fought our fight over the bed, which should have the man who lay on it.
Тогда я вступил со смертью в борьбу за лежащего на одре ее больного, отбивая его у нее.
I never hesitated in pursuing the treatment on which I had staked everything.
Я ни разу не уклонился от принятого мною метода лечения, ради которого рисковал всем.
When wine failed, I tried brandy.
Когда не хватало вина, я прибегал к виски.
When the other stimulants lost their influence, I doubled the dose.
Когда другие возбуждающие средства утрачивали свое действие, я стал удваивать дозу.
After an interval of suspense--the like of which I hope to God I shall never feel again--there came a day when the rapidity of the pulse slightly, but appreciably, diminished; and, better still, there came also a change in the beat--an unmistakable change to steadiness and strength. THEN, I knew that I had saved him; and then I own I broke down.
После длительной неизвестности (которую молю бога не посылать мне никогда более в жизни) настал день, когда слишком частый пульс постепенно стал становиться реже и ритмичнее.
Тогда я понял, что спас его, и сознаюсь, мне изменила моя твердость.
I laid the poor fellow's wasted hand back on the bed, and burst out crying.
Я опустил исхудалую руку бедного больного на постель и зарыдал.
An hysterical relief, Mr. Blake--nothing more!
Истерический припадок, мистер Блэк, ничего более!
скачать в HTML/PDF
share