5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 14 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

Beyond this nothing really touched him.
И больше, казалось, ничто и никто его не касается.
Пустота.
Пропасть.
Connie felt that she herself didn't really, not really touch him; perhaps there was nothing to get at ultimately; just a negation of human contact.
И мне до него не дотянуться, - думала Конни.
- Ухватиться не за что.
Yet he was absolutely dependent on her, he needed her every moment.
Ведь он отвергает любое общение.
На самом же деле Клиффорд не мог обойтись без жены.
Ни единой минуты.
Big and strong as he was, he was helpless.
Рослый, сильный мужчина, а совершенно беспомощен.
He could wheel himself about in a wheeled chair, and he had a sort of bath-chair with a motor attachment, in which he could puff slowly round the park.
Разве что передвигаться по дому да ездить по парку он умел сам.
But alone he was like a lost thing.
Но оставаясь наедине с собой, он чувствовал себя ненужным и потерянным.
He needed Connie to be there, to assure him he existed at all.
Конни постоянно должна быть рядом, она возвращала ему уверенность, что он еще жив.
Still he was ambitious.
Бок о бок с неуверенностью в Клиффорде уживалось честолюбие.
He had taken to writing stories; curious, very personal stories about people he had known.
Он принялся писать рассказы: удивительные, глубоко личные воспоминания о бывших знакомых.
Clever, rather spiteful, and yet, in some mysterious way, meaningless.
Получалось умно, иронично, но - вот загадка! - не угадывался авторский замысел.
The observation was extraordinary and peculiar.
Клиффорду не отказать в чрезвычайной и своеобычной наблюдательности.
But there was no touch, no actual contact.
Но его героям не хватало жизни, связи друг с другом.
It was as if the whole thing took place in a vacuum.
Действие разворачивалось словно в пустоте.
And since the field of life is largely an artificially-lighted stage today, the stories were curiously true to modern life, to the modern psychology, that is.
А поскольку сегодняшняя жизнь в основном - ярко освещенные театральные подмостки, то рассказы Клиффорда удивительнейшим образом оказались созвучны современной жизни, точнее, душевному ладу современного человека.
Clifford was almost morbidly sensitive about these stories.
Клиффорд прямо-таки с болезненной чуткостью внимал отзывам.
He wanted everyone to think them good, of the best, ne plus ultra.
Ему непременно хотелось, чтобы рассказы нравились, считались великолепными, непревзойденными.
They appeared in the most modern magazines, and were praised and blamed as usual.
Напечатали их самые передовые журналы.
Как водится, кое-что критика похвалила, кое за что - пожурила.
But to Clifford the blame was torture, like knives goading him.
Журьба для Клиффорда хуже пытки, каждое слово - нож острый.
It was as if the whole of his being were in his stories.
Похоже, в рассказы он вкладывал всю душу.
Connie helped him as much as she could.
Конни помогала, чем могла.
At first she was thrilled.
Сперва работа волновала.
He talked everything over with her monotonously, insistently, persistently, and she had to respond with all her might.
It was as if her whole soul and body and sex had to rouse up and pass into theme stories of his.
Муж обсуждал с ней каждую мелочь дотошно и обстоятельно, а ей приходилось напрягать все силы и тела, и души, и женского своего естества - собирать их воедино, увязывать в композиции рассказа.
This thrilled her and absorbed her.
Это и волновало, и увлекало Конни.
Of physical life they lived very little.
Иных, кроме духовных, забот у них не было.
She had to superintend the house.
But the housekeeper had served Sir Geoffrey for many years, arid the dried-up, elderly, superlatively correct female you could hardly call her a parlour-maid, or even a woman...who waited at table, had been in the house for forty years.
На Конни вроде бы лежало все домашнее хозяйство... но и им занималась экономка, долгие годы прослужившая еще при сэре Джеффри.
Высохшая, безупречных манер и поведения... такую даже горничной неудобно назвать или застольной прислужницей.
Ведь она в доме уже сорок лет!
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1