5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 732 книги и 2104 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 168 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

It was already May, and in June they were supposed to start.
Разговор был в мае, а в июне уже предстоял отъезд.
Always these arrangements!
Always one's life arranged for one!
Всегда все расписано наперед, вся жизнь.
Wheels that worked one and drove one, and over which one had no real control!
Какие-то силы правят ею, а она над ними не властна.
It was May, but cold and wet again.
Был май, опять сырой и холодный.
A cold wet May, good for corn and hay!
Much the corn and hay matter nowadays!
Дожди в мае - к урожаю, а урожай залог благополучия.
Connie had to go into Uthwaite, which was their little town, where the Chatterleys were still the Chatterleys.
Конни собралась ехать в Атуэйт, соседний городишко, где Чаттерли все еще "те самые" Чаттерли.
She went alone, Field driving her.
Она ехала одна, машину вел Филд.
In spite of May and a new greenness, the country was dismal.
Несмотря на май, на свежую зеленую листву, вид окрестностей наводил уныние.
It was rather chilly, and there was smoke on the rain, and a certain sense of exhaust vapour in the air.
Было холодно, моросил дождь, пропитанный дымом; в воздухе отчетливо ощущался привкус отработанного пара.
One just had to live from one's resistance.
Человек здесь жив постоянным натужным преодолением.
No wonder these people were ugly and tough.
Неудивительно, что люди в этом краю так некрасивы, грубы.
The car ploughed uphill through the long squalid straggle of Tevershall, the blackened brick dwellings, the black slate roofs glistening their sharp edges, the mud black with coal-dust, the pavements wet and black.
Автомобиль взбирался вверх по холму, по грязным беспорядочным улочкам Тивершолла с раскисшими, припорошенными угольной пылью обочинами, мокрыми черными тротуарами, мимо закопченных кирпичных домов под черной, тускло блестевшей гранями черепицей.
It was as if dismalness had soaked through and through everything.
Все смотрит исподлобья, угрюмо.
The utter negation of natural beauty, the utter negation of the gladness of life, the utter absence of the instinct for shapely beauty which every bird and beast has, the utter death of the human intuitive faculty was appalling.
Отрицание природы, отрицание радости жизни, отсутствие инстинкта прекрасного, свойственного любой земной твари, отсутствие интуитивного чувства гармонии - все это повергало в ужас.
The stacks of soap in the grocers' shops, the rhubarb and lemons in the greengrocers! the awful hats in the milliners! all went by ugly, ugly, ugly, followed by the plaster-and-gilt horror of the cinema with its wet picture announcements, `A Woman's Love!', and the new big Primitive chapel, primitive enough in its stark brick and big panes of greenish and raspberry glass in the windows.
Мимо проплыли столбики мыла в окнах бакалейной лавки; груды лимонов и пучки ревеня в витрине зеленщика.
Чудовищные шляпки за стеклами шляпной мастерской, все до единой жалкие, убогие, страшные, сменились аляповатой позолотой кинотеатра, чьи промокшие афиши зазывали посмотреть
"Любовь женщины".
Затем появилась церковь Ранних христиан, кирпично-красное убожество с огромными малиново-зелеными витражами вместо окон.
The Wesleyan chapel, higher up, was of blackened brick and stood behind iron railings and blackened shrubs.
Ее сменила церковь методистов, строение повыше из закопченного кирпича, отделенное от улицы почерневшей живой изгородью и чугунной оградой.
The Congregational chapel, which thought itself superior, was built of rusticated sandstone and had a steeple, but not a very high one.
Завершала парад Конгрегационалистская церковь, почитающая себя высокородной дамой, - сооружение из грубо обтесанного песчаника, увенчанное шпилем, правда, не очень длинным.
Just beyond were the new school buildings, expensivink brick, and gravelled playground inside iron railings, all very imposing, and fixing the suggestion of a chapel and a prison.
Затем пошли школьные здания - дорогой розовый кирпич, чугунная ограда, посыпанная гравием спортивная площадка, все очень добротно - не то монастырь, не то тюрьма.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1