5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 24 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

Now she and Michaelis sit on opposite sides of the fire and talked.
Они с Микаэлисом сели слева и справа от камина и затеяли разговор.
She asked him about himself, his mother and father, his brothers...other people were always something of a wonder to her, and when her sympathy was awakened she was quite devoid of class feeling.
Она расспрашивала его о семье, о нем самом.
Люди, казалось, всегда несли с собой чудо, и уж коль скоро они пробуждали в Конни сочувствие, не все ли равно, к какому классу принадлежат.
Michaelis talked frankly about himself, quite frankly, without affectation, simply revealing his bitter, indifferent, stray-dog's soul, then showing a gleam of revengeful pride in his success.
Микаэлис говорил совершенно откровенно, но не играл на чувствах собеседницы.
Он просто открывал ей свою разочарованную и усталую, как у бездомного пса душу, иногда чуть обнажая уязвленную гордыню.
`But why are you such a lonely bird?'
Connie asked him; and again he looked at her, with his full, searching, hazel look.
- Вы - словно птица, отбившаяся от стаи.
Почему так? - спросила Конни.
И снова большие карие глаза пристально глядят на нее.
`Some birds are that way,' he replied.
Then, with a touch of familiar irony: `but, look here, what about yourself?
Aren't you by way of being a lonely bird yourself?'
- А не все птицы стаи держатся, - ответил он и прибавил с уже знакомой иронией: - Вот вы, например?
Вы же тоже сами по себе.
Connie, a little startled, thought about it for a few moments, and then she said: `Only in a way!
Not altogether, like you!'
Слова эти смутили Конни, и она не сразу нашла, что ответить.
- Далеко не во всем, не то что вы.
`Am I altogether a lonely bird?' he asked, with his queer grin of a smile, as if he had toothache; it was so wry, and his eyes were so perfectly unchangingly melancholy, or stoical, or disillusioned or afraid.
- А я, выходит, безнадежный одиночка? - спросил он, снова осклабившись и сморщившись, как от боли.
Лишь в глазах на исказившемся лице все та же грусть, или же смирение перед судьбой, или разочарование, или даже страх.
`Why?' she said, a little breathless, as she looked at him. `You are, aren't you?'
- Конечно!
- У Конни даже захватило дух, когда она взглянула на него.
- Конечно, одиночка.
She felt a terrible appeal coming to her from him, that made her almost lose her balance.
Сколь велик зов его плоти!
Конни с трудом сохранила спокойствие.
`Oh, you're quite right!' he said, turning his head away, and looking sideways, downwards, with that strange immobility of an old race that is hardly here in our present day.
- Вы совершенно правы! - ответил он, отвел взор, опустил глаза, лицо же оставалось неподвижным, как древняя маска древней расы, которой ныне уже нет.
Микаэлис отстранился и замкнулся.
It was that that really made Connie lose her power to see him detached from herself.
От этого, именно от этого лишилась Конни спокойствия.
He looked up at her with the full glance that saw everything, registered everything.
Вдруг он снова поднял голову, посмотрел ей прямо в лицо: ничто не укроется от такого взгляда, каждую мелочь приметит.
At the same time, the infant crying in the night was crying out of his breast to her, in a way that affected her very womb.
И в то же время словно малое дитя воззвало к ней среди беспросветной ночи.
И глас, рвущийся из его сердца, отозвался у Конни во чреве.
`It's awfully nice of you to think of me,' he said laconically.
- Спасибо за то, что думаете обо мне, - только и сказал он.
`Why shouldn't I think of you?' she exclaimed, with hardly breath to utter it.
- Отчего же мне не думать?! - едва слышно с чувством произнесла она.
He gave the wry, quick hiss of a laugh.
Микаэлис криво усмехнулся, будто хмыкнул.
`Oh, in that way!...May I hold your hand for a minute?' he asked suddenly, fixing his eyes on her with almost hypnotic power, and sending out an appeal that affected her direct in the womb.
- Ах, вон, значит, как!..
Позвольте руку! - вдруг попросил он и взглянул на нее, вмиг подчинив своей воле, и снова мольба плоти мужской достигла плоти женской.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1