5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 28 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

He knew it would not change him from an ownerless dog, whom everybody begrudges its golden collar, into a comfortable society dog.
Не переменит его это приключение.
Как бездомным псом жил, таким и останется.
Хоть завидуют его золотому ошейнику, а все одно: не бывать ему комнатной собачонкой.
The final fact being that at the very bottom of his soul he was an outsider, and anti-social, and he accepted the fact inwardly, no matter how Bond-Streety he was on the outside.
В глубине души он сознавал (и смирялся!): в какие павлиньи перья ни рядись, все равно он чужак и в обществе не приживется.
His isolation was a necessity to him; just as the appearance of conformity and mixing-in with the smart people was also a necessity.
Но с другой стороны, внутренняя отрешенность от всех и вся была ему необходима.
Ничуть не меньше, чем чисто внешнее единообразие в общении с "благородными" людьми.
But occasional love, as a comfort arid soothing, was also a good thing, and he was not ungrateful.
Редкие любовные связи утешали, успокаивали, словом, влияли на него благотворно, и Микаэлиса не упрекнуть в неблагодарности.
On the contrary, he was burningly, poignantly grateful for a piece of natural, spontaneous kindness: almost to tears.
Напротив, он пылко и растроганно благодарил за малую толику человеческого тепла, нежданной доброты, едва не плача при этом.
Beneath his pale, immobile, disillusioned face, his child's soul was sobbing with gratitude to the woman, and burning to come to her again; just as his outcast soul was knowing he would keep really clear of her.
За бледным, недвижным лицом-маской, запечатлевшим разочарование, таилась детская душа, до слез благодарная ласковой женщине.
Нестерпимо хочется побыть с ней еще, а душа изгоя твердила: ты все равно от нее далеко.
He found an opportunity to say to her, as they were lighting the candles in the hall:
Зажигая свечи в зале, он улучил момент и шепнул ей:
`May I come?'
- Можно мне к вам прийти?
`I'll come to you,' she said.
- Я приду сама, - ответила Конни.
`Oh, good!'
- Господи!
He waited for her a long time...but she came.
Он ждал ее долго-долго... но дождался.
He was the trembling excited sort of lover, whose crisis soon came, and was finished.
Ласкал он ее трепетно, возбуждение его быстро нарастало, но так же быстро кончилось.
There was something curiously childlike and defenceless about his naked body: as children are naked.
Странно, голый он походил на подростка: щуплый, беззащитный - такие тела у мальчишек.
His defences were all in his wits and cunning, his very instincts of cunning, and when these were in abeyance he seemed doubly naked and like a child, of unfinished, tender flesh, and somehow struggling helplessly.
Будто вместе с одеждой он расстался со своей броней: умом и хитростью, которая вошла в плоть и кровь.
И обнажилось не только его тело, но и душа.
Нежный, еще не сформировавшийся плотью ребенок беспомощно барахтается подле нее.
He roused in the woman a wild sort of compassion and yearning, and a wild, craving physical desire.
Да, он вызывал в ней необоримую жалость, но равно и необоримую страсть, желание близости.
The physical desire he did not satisfy in her; he was always come and finished so quickly, then shrinking down on her breast, and recovering somewhat his effrontery while she lay dazed, disappointed, lost.
И близость меж тем не приносила ей радости: Микаэлис слишком быстро возгорался, но так же быстро и затухал - без сил падал к ней на грудь, и мало-помалу к нему возвращалась привычная бесстыдная дерзость.
А Конни лежала как в полусне, разочарованная и опустошенная.
But then she soon learnt to hold him, to keep him there inside her when his crisis was over.
And there he was generous and curiously potent; he stayed firm inside her, giving to her, while she was active...wildly, passionately active, coming to her own crisis.
Но скоро она научилась управлять его телом; когда он быстро утолял свою страсть, Конни, чувствуя в себе его жаркую, на удивление все еще упругую плоть, не отпускала его, а неистово, со всей нерастраченной пылкостью брала на себя ведущую роль, а он благодарно поддавался, уступая ее страсти.
Так она достигала высшей точки блаженства.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1