5#

Любовник леди Чаттерли. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Любовник леди Чаттерли". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 732 книги и 2104 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 91 из 336  ←предыдущая следующая→ ...

And the keeper, his thin, white body, like a lonely pistil of an invisible flower!
А егерь?
Худощавое белое тело его - точно одинокий пестик чудесного невидимого цветка!
She had forgotten him in her unspeakable depression.
But now something roused...`Pale beyond porch and portal'...the thing to do was to pass the porches and the portals.
В невыразимой тоске своей она совсем забыла про него, а сейчас будто что-то торкнуло... у двери на крыльце.
Значит, надо распахнуть дверь, выйти на крыльцо.
She was stronger, she could walk better, and iii the wood the wind would not be so tiring as it was across the bark, flatten against her.
Она чувствовала себя крепче, прогулка не утомляла, как прежде, ветер, столь необоримый в парке, в лесу присмирел, уже не сбивал с ног.
She wanted to forget, to forget the world, and all the dreadful, carrion-bodied people. `Ye must be born again!
Ей хотелось забыться, сбросить всю мирскую мерзость, отринуть всех этих людей с мертвой плотью.
"Должно вам родиться свыше" [Евангелие от Иоанна, 3:7].
I believe in the resurrection of the body!
Я верю и в воскресение тела.
Except a grain of wheat fall into the earth and die, it shall by no means bring forth.
When the crocus cometh forth I too will emerge and see the sun!'
"Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода" [Евангелие от Иоанна, 12:24].
In the wind of March endless phrases swept through her consciousness.
Сколько разных высказываний и цитат принесло ей мартовским ветром.
Little gusts of sunshine blew, strangely bright, and lit up the celandines at the wood's edge, under the hazel-rods, they spangled out bright and yellow.
А еще ветром принесло солнечные блики, они разбежались по опушке леса, где рос чистотел, вызолотили голые ветки.
And the wood was still, stiller, but yet gusty with crossing sun.
И притих лес под ласковыми лучами.
The first windflowers were out, and all the wood seemed pale with the pallor of endless little anemones, sprinkling the shaken floor. `The world has grown pale with thy breath.'
Выглянули первые анемоны, нежным бледно-фиолетовым ковром выстлали продрогшую землю.
"И побледнела земля от твоего дыхания".
But it was the breath of Persephone, this time; she was out of hell on a cold morning.
Но на этот раз то было дыхание Персефоны.
Конни чувствовала себя так, словно выбралась на чистый молочный воздух из преисподней.
Cold breaths of wind came, and overhead there was an anger of entangled wind caught among the twigs.
И ветер дышал холодом над головой, запутавшись в хитросплетенье голых ветвей.
It, too, was caught and trying to tear itself free, the wind, like Absalom.
И он тоже рвется на свободу, подумалось Конни, - как Авессалом [Авессалом ехал на муле, ветви дуба оплели ему голову, мул пошел дальше, а Авессалом повис в воздухе (Вторая книга Царств, 18:9)].
How cold the anemones looked, bobbing their naked white shoulders over crinoline skirts of green.
Как, должно быть, холодно подснежникам - белый стан, зеленые кринолины листьев.
But they stood it.
Но им все нипочем.
A few first bleached little primroses too, by the path, and yellow buds unfolding themselves.
Появились и первые примулы - у самой тропы: желтые тугие комочки открывались, выпуская лепестки.
The roaring and swaying was overhead, only cold currents came down below.
Ветер ревел и буйствовал высоко над головой, понизу обдавало холодом.
Connie was strangely excited in the wood, and the colour flew in her cheeks, and burned blue in her eyes.
В лесу Конни вдруг разволновалась, раскраснелась, в голубых глазах вспыхнул огонек.
She walked ploddingly, picking a few primroses and the first violets, that smelled sweet and cold, sweet and cold.
Шла она неторопливо, нагибалась, срывала примулы, первые фиалки - они тонко пахли свежестью и морозцем.
Свежестью и морозцем!
And she drifted on without knowing where she was.
Она брела куда глаза глядят.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1