StudyEnglishWords

5#

Марсианские хроники. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Марсианские хроники". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 103 из 184  ←предыдущая следующая→ ...

He pulled the pistol from his pocket, checked its load.
Он выхватил из кармана пистолет, пересчитал патроны.
“What you goin’ to do, Sam?” someone asked.
— Ты что это задумал, Сэм? — спросил кто-то.
“Kill that son of a bitch.”
— Убью эту сволочь.
Grandpa said,
“Don’t get yourself heated.”
— Не распаляйся так, — сказал дед.
But Samuel Teece was gone around behind the store.
Но Сэмюэль Тис уже исчез за лавкой.
A moment later he drove out the drive in his open-top car.
Секундой позже он выехал в своей открытой машине.
“Anyone comin’ with me?”
— Кто со мной?
“I’d like a drive,” said Grandpa, and got up.
— Я прокачусь, пожалуй, — отозвался дед, вставая.
“Anyone else?”
— Еще кто?
Nobody replied.
Молчание.
Grandpa got in and slammed the door.
Дед сел в машину и захлопнул дверцу.
Samuel Teece gutted the car out in a great whorl of dust.
They didn’t speak as they rushed down the road under the bright sky.
Сэмюэль Тис, вздымая пыль, вырулил на дорогу, и они рванулись вперед под ослепительным небом.
The heat from the dry meadows was shimmering.
Оба молчали.
They stopped at a crossroad.
Над сухими нивами по сторонам струилось жаркое марево.
“Which way’d they go, Grandpa?”
Развилок.
Стоп.
— Куда они поехали, дед?
Grandpa squinted.
Дед Квортэрмэйн прищурился.
“Straight on ahead, I figure.”
— Прямо, сдается мне.
They went on.
Они продолжали путь.
Under the summer trees their car made a lonely sound.
Одиноко ворчал мотор под летними деревьями.
The road was empty, and as they drove along they began to notice something.
Дорога была пуста, но вот они стали примечать что-то необычное.
Teece slowed the car and bent out, his yellow eyes fierce.
Наконец Тис сбавил ход и перегнулся через дверцу, свирепо сверкая желтыми глазами.
“God damn it, Grandpa, you see what them bastards did?”
— Черт подери, дед!
Ты видишь, что придумали эти ублюдки?
“What?” asked Grandpa, and looked.
— Что? — спросил дед, присматриваясь.
Where they had been carefully set down and left, in neat bundles every few feet along the empty country road, were old roller skates, a bandanna full of knicknacks, some old shoes, a cartwheel, stacks of pants and coats and ancient hats, bits of oriental crystal that had once tinkled in the wind, tin cans of pink geraniums, dishes of waxed fruit, cartons of Confederate money, washtubs, scrubboards, wash lines, soap, somebody’s tricycle, someone else’s hedge shears, a toy wagon, a jack-in-the-box, a stained-glass window from the Negro Baptist Church, a whole set of brake rims, inner tubes, mattresses, couches, rocking chairs, jars of cold cream, hand mirrors.
Вдоль дороги непрерывной цепочкой, аккуратными кучками лежали старые роликовые коньки, пестрые узелки с безделушками, рваные башмаки, колеса от телеги, поношенные брюки и пальто, драные шляпы, побрякушки из хрусталя, когда-то нежно звеневшие на ветру, жестяные банки с розовой геранью, восковые фрукты, коробки с деньгами времен конфедерации, тазы, стиральные доски, веревки для белья, мыло, чей-то трехколесный велосипед, чьи-то садовые ножницы, кукольная коляска, чертик в коробочке, пестрое окно из негритянской баптистской церкви, набор тормозных прокладок, автомобильные камеры, матрасы, кушетки, качалки, баночки с кремом, зеркала.
None of it flung down, no, but deposited gently and with feeling, with decorum, upon the dusty edges of the road, as if a whole city had walked here with hands full, at which time a great bronze trumpet had sounded, the articles had been relinquished to the quiet dust, and one and all, the inhabitants of the earth had fled straight up into the blue heavens.
И все это не было брошено кое-как, наспех, а положено бережно, с чувством, со вкусом вдоль пыльных обочин, словно целый город шел здесь, нагруженный до отказа, и вдруг раздался великий трубный глас, люди сложили свои пожитки в пыль и вознеслись прямиком на голубые небеса.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 7 оценках: 5 из 5 1