StudyEnglishWords

5#

Марсианские хроники. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Марсианские хроники". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 40 из 184  ←предыдущая следующая→ ...

“Sir,” he said.
— Капитан, — произнес он.
“What is it, Lustig?”
— В чем дело, Люстиг?
“Oh, sir, sir, what I see — ” said Lustig, and he began to cry.
— Капитан… Нет, вы только… Что я вижу!
По щекам Люстига катились слезы.
His fingers came up, twisting and shaking, and his face was all wonder and joy and incredulity.
Растопыренные пальцы поднятых рук дрожали, лицо выражало удивление, радость, сомнение.
He sounded as if at any moment he might go quite insane with happiness.
Казалось, еще немного, и он потеряет разум от счастья.
He looked down the street and began to run, stumbling awkwardly, falling, picking himself up, and running on.
Продолжая глядеть в ту же точку, он вдруг сорвался с места и побежал, споткнулся, упал, поднялся на ноги и опять побежал, крича:
“Look, look!”
— Эй, послушайте!
“Don’t let him get away!”
— Остановите его!
The captain broke into a run.
— Капитан пустился вдогонку.
Now Lustig was running swiftly, shouting.
Люстиг бежал изо всех сил, крича на бегу.
He turned into a yard halfway down the shady street and leaped up upon the porch of a large green house with an iron rooster on the roof.
Достигнув середины тенистой улицы, он свернул во двор и одним прыжком очутился на террасе большого зеленого дома, крышу которого венчал железный петух.
He was beating at the door, hollering and crying, when Hinkston and the captain ran up behind him.
Когда Хинкстон и капитан догнали Люстига, он барабанил в дверь, продолжая громко кричать.
They were all gasping and wheezing, exhausted from their run in the thin air.
Все трое дышали тяжело, со свистом, обессиленные бешеной гонкой в разреженной марсианской атмосфере.
“Grandma!
Grandpa!” cried Lustig.
— Бабушка, дедушка! — звал Люстиг.
Two old people stood in the doorway.
Двое стариков появились на пороге.
“David!” their voices piped, and they rushed out to embrace and pat him on the back and move around him.
— Дэвид! — ахнули старческие голоса.
И они бросились к нему и засуетились вокруг него, обнимая, хлопая по спине.
“David, oh, David, it’s been so many years!
— Дэвид, о, Дэвид, сколько лет прошло!..
How you’ve grown, boy; how big you are, boy.
Как же ты вырос, мальчуган, какой большой стал!
Oh, David boy, how are you?”
Дэвид, мальчик, как ты поживаешь?
“Grandma, Grandpa!” sobbed David Lustig.
— Бабушка, дедушка! — всхлипывал Дэвид Люстиг.
“You look fine, fine!”
— Вы чудесно, чудесно выглядите!
He held them, turned them, kissed them, hugged them, cried on them, held them out again, blinking at the little old people.
Он разглядывал своих стариков, отодвинув от себя, вертел их кругом, целовал, обнимал, плакал и снова разглядывал, смахивая слезы с глаз.
The sun was in the sky, the wind blew, the grass was green, the screen door stood wide.
Солнце сияло в небе, дул ветерок, зеленела трава, дверь была отворена настежь.
“Come in, boy, come in.
— Входи же, входи мальчуган.
There’s iced tea for you, fresh, lots of it!”
Тебя ждет чай со льда, свежий, пей вволю!
“I’ve got friends here.”
— Я с друзьями.
Lustig turned and waved at the captain and Hinkston frantically, laughing.
— Люстиг обернулся и, смеясь, нетерпеливым жестом подозвал капитана и Хинкстона.
“Captain, come on up.”
— Капитан, идите же.
“Howdy,” said the old people.
— Здравствуйте, — приветствовали их старики.
“Come in.
— Пожалуйста, входите.
Any friends of David’s are our friends too.
Друзья Дэвида — наши друзья.
Don’t stand there!”
Не стесняйтесь!
In the living room of the old house it was cool, and a grandfather clock ticked high and long and bronzed in one corner.
В гостиной старого дома было прохладно; в одном углу размеренно тикали, поблескивая бронзой, высокие дедовские часы.
There were soft pillows on large couches and walls filled with books and a rug cut in a thick rose pattern, and iced tea in the hand, sweating, and cool on the thirsty tongue.
Мягкие подушки на широких кушетках, книги вдоль стен, толстый ковер с пышным цветочным узором, а в руках — запотевшие стаканы ледяного чая, от которого такой приятный холодок на пересохшем языке.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 7 оценках: 5 из 5 1