StudyEnglishWords

6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 113 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

Beyond lay the vast desert, with, on the other side of it, the dream land, ay, the myth land, of California.
За ним лежала обширная пустыня, а за нею -- сказочная обетованная страна Калифорния.
As our wagons rolled out of the place in the early morning I, sitting beside my father on the driver’s seat, saw Laban give expression to his feelings.
И когда наши телеги выкатились из местечка ранним утром, я сидел на козлах рядом с отцом и слушал Лабана, давшего волю своим чувствам.
We had gone perhaps half a mile, and were topping a low rise that would sink Cedar City from view, when Laban turned his horse around, halted it, and stood up in the stirrups.
Мы проехали, может быть, с полмили и поднимались на отлогий пригорок, который должен был скрыть от наших глаз СедарСити, когда Лабан повернул своего коня, остановил его и привстал на стременах.
Where he had halted was a new-made grave, and I knew it for the Wainwright baby’s—not the first of our graves since we had crossed the Wasatch mountains.
Там, где он остановился, виднелась свежевырытая могилка, и я понял, что это могилка ребенка Вейнрайтов -- не первая из могил, которые нам пришлось рыть до самых Вазачских гор.
He was a weird figure of a man.
Жуткую картину представлял собой Лабан.
Aged and lean, long-faced, hollow-checked, with matted, sunburnt hair that fell below the shoulders of his buckskin shirt, his face was distorted with hatred and helpless rage.
Старый, исхудалый, длиннолицый, со впалыми щеками, с косматыми выцветшими волосами, рассыпавшимися по плечам, в замшевой рубахе, он исказил свое лицо гримасой ненависти и неутолимой ярости.
Holding his long rifle in his bridle-hand, he shook his free fist at Cedar City.
Зажав длинную винтовку в одной руке, он свободным кулаком потрясал в сторону Седар-Сити.
“God’s curse on all of you!” he cried out.
“On your children, and on your babes unborn.
-- Будьте прокляты Богом! -- кричал он. -- Проклятие на ваших детей и на нерожденных младенцев!
May drought destroy your crops.
Засуха да погубит ваш урожай!
May you eat sand seasoned with the venom of rattlesnakes.
Пусть пищей вам будет песок, приправленный ядом гремучих змей!
May the sweet water of your springs turn to bitter alkali.
Пусть пресная вода ваших источников превратится в горькую щелочь!
May . . .”
Пусть...
Here his words became indistinct as our wagons rattled on; but his heaving shoulders and brandishing fist attested that he had only begun to lay the curse.
Но телеги наши катились дальше, и слова его стали невнятными; судя по тому, как поднимались его плечи и как он размахивал кулаком, я видел, что он только еще начал изливать свои проклятья.
That he expressed the general feeling in our train was evidenced by the many women who leaned from the wagons, thrusting out gaunt forearms and shaking bony, labour-malformed fists at the last of Mormondom.
Он этим выразил общие чувства в нашем обозе, о чем свидетельствовали женщины, высунувшиеся из повозок и потрясавшие костлявыми, обезображенными трудом кулаками в сторону последнего оплота мормонов.
A man, who walked in the sand and goaded the oxen of the wagon behind ours, laughed and waved his goad.
Юноша, шагавший по песку и покалывавший волов следующей за нами повозки, засмеялся и потряс бодилом.
It was unusual, that laugh, for there had been no laughter in our train for many days.
Смех этот так странно прозвучал в нашем обозе, где давно уже никто не смеялся.
“Give ’m hell, Laban,” he encouraged.
“Them’s my sentiments.”
-- Задай им пару, Лабан! -- поощрял он старика. -- Прокляни их и за меня!
And as our train rolled on I continued to look back at Laban, standing in his stirrups by the baby’s grave.
Повозки катились вперед, а я все оглядывался на Лабана, стоявшего в стременах у могилы ребенка.
Truly he was a weird figure, with his long hair, his moccasins, and fringed leggings.
Действительно, жуткая это была фигура, с длинными волосами, в мокасинах с бахромчатыми крагами.
скачать в HTML/PDF
share