StudyEnglishWords

6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 156 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

And there was drink, real drink, not milky slush, but white, biting stuff distilled from rice, a pint of which would kill a weakling and make a strong man mad and merry.
Получали мы также настоящий хороший напиток, не молочную жижу, но белую острую водку, перегоняемую из риса, одной пинты которой было достаточно, чтобы убить слабого человека, а сильного привести в безумно-веселое настроение.
At the walled city of Chong-ho I put Kim and the city notables under the table with the stuff—or on the table, rather, for the table was the floor where we squatted to cramp-knots in my hams for the thousandth time.
В окруженном стенами городе Чонг-Хо я положил Кима и городскую знать под стол, напоив их этим напитком -- или, вернее, на стол, потому что стол был накрыт на полу, а мы сидели на корточках.
And again all muttered
Опять все бормотали:
“Yi Yong-ik,” and the word of my prowess passed on before even to Keijo and the Emperor’s Court.
"Йи-Йонг-Ик", -- и молва о моей доблести дошла до Кейджо и императорского двора.
I was more an honoured guest than a prisoner, and invariably I rode by Kim’s side, my long legs near reaching the ground, and, where the going was deep, my feet scraping the muck.
Я скорее был почетный гость, чем узник, и неизменно ехал рядом с Кимом, доставая длинными ногами почти до земли, а в грязь задевая подошвами землю.
Kim was young.
Ким был молод.
Kim was human.
Ким был человечен.
Kim was universal.
Ким бы универсален.
He was a man anywhere in any country.
Он чувствовал себя как дома в любой стране.
He and I talked and laughed and joked the day long and half the night.
Мы с ним беседовали, смеялись и шутили весь день напролет и добрую половину ночи.
And I verify ate up the language.
И я быстро усваивал новый язык.
I had a gift that way anyway.
У меня был дар к изучению языков.
Even Kim marvelled at the way I mastered the idiom.
Даже Ким изумлялся, как легко я овладел местным наречием.
And I learned the Korean points of view, the Korean humour, the Korean soft places, weak places, touchy places.
Я изучал корейские взгляды, корейские нравы и слабые места корейца.
Kim taught me flower songs, love songs, drinking songs.
Ким учил меня песням о цветах, любовным песням, застольным песням.
One of the latter was his own, of the end of which I shall give you a crude attempt at translation.
Одну такую застольную песню он сочинил сам, и я ее попытаюсь изложить в грубом переводе.
Kim and Pak, in their youth, swore a pact to abstain from drinking, which pact was speedily broken.
В дни своей молодости Ким и некий Пак дали клятву воздерживаться от пьянства и часто нарушали эту клятву.
In old age Kim and Pak sing:
В зрелом возрасте Ким и Пак пели:
“No, no, begone!
Нет!
Нет!
Убирайся!
The merry bowl
Веселая чаша
Again shall bolster up my soul
Опять поднимает мою душу ввысь.
Against itself.
Я сам с собою борюсь.
What, good man, hold!
Скажи, товарищ,
Canst tell me where red wine is sold?
Не знаешь ли, где продается красное вино?
Nay, just beyond yon peach-tree?
There?
Не под тем ли персиковым деревом, не там ли?
Good luck be thine; I’ll thither fare.”
Будь счастлив, -- я бодро спешу туда.
Hendrik Hamel, scheming and crafty, ever encouraged and urged me in my antic course that brought Kim’s favour, not alone to me, but through me to Hendrik Hamel and all our company.
Гендрик Гамель, лукавый и оборотистый малый, даже поощрял меня в проделках, снискавших мне милость Кима -- да и не одному мне, а через мое посредство Гендрику Гамелю и всей нашей компании.
I here mention Hendrik Hamel as my adviser, for it has a bearing on much that followed at Keijo in the winning of Yunsan’s favour, the Lady Om’s heart, and the Emperor’s tolerance.
Здесь я упомянул о Гендрике Гамеле как о моем советчике, ибо это имеет отношение ко многому, последовавшему в Кейджо, по части завоевания благосклонности Юн-Сана, сердца княжны Ом и снисходительности императора.
скачать в HTML/PDF
share