StudyEnglishWords

6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 26 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

They gave me twenty-four hours in the jacket to think it over.
На размышление мне дали двадцать четыре часа, заключив на этот срок в смирительную рубашку.
Then I was brought before the Board a second time.
Потом меня привели в комитет.
What could I do?
Что мне было делать?
I could not lead them to the dynamite that was not.
Я не мог указать им динамит, которого не существовало.
I told them so, and they told me I was a liar.
Я и сказал им это; а они назвали меня лжецом.
They told me I was a hard case, a dangerous man, a moral degenerate, the criminal of the century.
Они объявили меня неисправимым, опасным человеком, нравственным дегенератом и "злейшим преступником нашего времени".
They told me many other things, and then they carried me away to the solitary cells.
Они наговорили еще много других приятных вещей и заперли меня в одиночную камеру.
I was put into Number One cell.
Меня поместили в камеру No 1.
In Number Five lay Ed Morrell.
In Number Twelve lay Jake Oppenheimer.
В No 5 лежал Эд Моррель, в No 12 -- Джек Оппенгеймер.
And he had been there for ten years.
Ed Morrell had been in his cell only one year.
Здесь он жил уже десятый год, а Эд Моррель жил в своей камере всего первый год.
He was serving a fifty-years’ sentence.
Он отбывал п я т и д ес я т и л е т н и й срок заключения!
Jake Oppenheimer was a lifer.
And so was I a lifer.
Джек Оппенгеймер был вечник, как и я.
Wherefore the outlook was that the three of us would remain there for a long time.
Казалось, нам троим предстояло долго томиться здесь.
And yet, six years only are past, and not one of us is in solitary.
И вот прошло только шесть лет -- и никого из нас нет в одиночке.
Jake Oppenheimer was swung off.
Ed Morrell was made head trusty of San Quentin and then pardoned out only the other day.
Джека Оппенгеймера вздернули на веревку, Эда Морреля сделали главным надзирателем в Сан-Квэнтине, а затем он получил помилование.
And here I am in Folsom waiting the day duly set by Judge Morgan, which will be my last day.
А я в Фольсоме дожидаюсь дня, назначенного судьею Морганом, -- дня, который будет моим последним днем.
The fools!
Глупцы!
As if they could throttle my immortality with their clumsy device of rope and scaffold!
Разве они могут удушить мое бессмертие своим неуклюжим изобретением -- веревкой и виселицей?
I shall walk, and walk again, oh, countless times, this fair earth.
Не один раз, а бесчисленное множество раз буду я ходить по этой прекрасной земле!
And I shall walk in the flesh, be prince and peasant, savant and fool, sit in the high place and groan under the wheel.
Я буду ходить во плоти, буду принцем и крестьянином, ученым и шутом, буду сидеть на высоком месте и стонать под колесами.
CHAPTER V
ГЛАВА V
It was very lonely, at first, in solitary, and the hours were long.
Первые дни мне было жутко в одиночке, и часы тянулись нестерпимо долго.
Time was marked by the regular changing of the guards, and by the alternation of day and night.
Время отмечалось правильною сменою сторожей и чередованием дня и ночи.
Day was only a little light, but it was better than the all-dark of the night.
День давал очень мало света, но все же это было лучше, чем непроглядная тьма ночи.
In solitary the day was an ooze, a slimy seepage of light from the bright outer world.
В одиночке день был как светлая слизь, просачивающаяся из светлого внешнего мира.
Never was the light strong enough to read by.
Света было слишком мало, чтобы читать.
Besides, there was nothing to read.
Вдобавок и читать было нечего.
One could only lie and think and think.
Можно было только лежать и думать, думать без конца.
скачать в HTML/PDF
share