StudyEnglishWords

6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 273 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

I remember so many women who have gone into the becoming of the one woman.
Я помню много женщин, участвовавших в создании одной-единственной женщины.
There was the time that Har, my brother, and I, sleeping and pursuing in turn, ever hounding the wild stallion through the daytime and night, and in a wide circle that met where the sleeping one lay, drove the stallion unresting through hunger and thirst to the meekness of weakness, so that in the end he could but stand and tremble while we bound him with ropes twisted of deer-hide.
Было время, когда Гар, мой брат, и я, поочередно предаваясь сну и выслеживанию, гнались за диким жеребцом днем и ночью и широкими кругами, которые смыкались там, где лежал спящий, довели жеребца голодом и жаждой до кротости и слабости, так что в конце концов он мог только стоять и дрожать, пока мы обвязывали его веревкой, сплетенной из оленьей кожи.
On our legs alone, without hardship, aided merely by wit—the plan was mine—my brother and I walked that fleet-footed creature into possession.
Без труда, только при помощи сообразительности -- я изобрел этот план! -- мы с братом овладели быстроногим созданием и полонили его.
And when all was ready for me to get on his back—for that had been my vision from the first—Selpa, my woman, put her arms about me, and raised her voice and persisted that Har, and not I, should ride, for Har had neither wife nor young ones and could die without hurt.
И когда все было готово для того, чтобы я сел коню на спину -- ибо такова была моя мечта с первой же минуты, -- Сельпа, моя жена, обвила меня руками и подняла крик, стала настаивать, что ехать должен Гар, а не я, ибо у Гара нет ни жены, ни малюток и он может умереть без вреда для кого бы то ни было.
Also, in the end she wept, so that I was raped of my vision, and it was Har, naked and clinging, that bestrode the stallion when he vaulted away.
В конце концов она подняла плач, и Гар, нагой и цепкий, вскочил на жеребца, и тот унес его.
It was sunset, and a time of great wailing, when they carried Har in from the far rocks where they found him.
На закате, с великими стенаниями, Гара принесли с далеких скал, где нашли его тело.
His head was quite broken, and like honey from a fallen bee-tree his brains dripped on the ground.
Голова его была разбита, и, как мед с упавшего дерева с ульем, капали его мозги наземь.
His mother strewed wood-ashes on her head and blackened her face.
Его мать посыпала пеплом голову и вымазала сажей лицо.
His father cut off half the fingers of one hand in token of sorrow.
Отец отрубил себе наполовину пальцы на одной руке в знак горя.
And all the women, especially the young and unwedded, screamed evil names at me; and the elders shook their wise heads and muttered and mumbled that not their fathers nor their fathers’ fathers had betrayed such a madness.
А женщины, в особенности молодые и незамужние, с визгом метали в меня бранные слова; старики качали своими мудрыми головами и бормотали, что ни их отцы, ни отцы их отцов не делали таких безумств.
Horse meat was good to eat; young colts were tender to old teeth; and only a fool would come to close grapples with any wild horse save when an arrow had pierced it, or when it struggled on the stake in the midst of the pit.
Лошадиное мясо хорошо есть; молодая жеребятина мягка для старых зубов; и только глупец может близко подойти к дикому коню, если он не пронзен стрелою или колом в яме.
And Selpa scolded me to sleep, and in the morning woke me with her chatter, ever declaiming against my madness, ever pronouncing her claim upon me and the claims of our children, till in the end I grew weary, and forsook my far vision, and said never again would I dream of bestriding the wild horse to fly swift as its feet and the wind across the sands and the grass lands.
Сельпа бранила меня до тех пор, пока я не уснул, а утром разбудила меня своей трескотней; она осуждала мое безумие, заявляла свои права на меня и права наших детей, так что мне это надоело, я оставил свои мечты и сказал, что больше не буду и думать о том, чтобы сесть на дикого коня и скакать с быстротой его ног и ветра по пескам и лугам.
скачать в HTML/PDF
share