5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2249 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 132 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

The britchka bounded over the cobblestones, and at length turned into the hostelry’s courtyard, where the travellers were met by Petrushka.
With one hand holding back the tails of his coat (which he never liked to see fly apart), the valet assisted his master to alight.
Наконец бричка, сделавши порядочный скачок, опустилась, как будто в яму, в ворота гостиницы, и Чичиков был встречен Петрушкою, который одною рукою придерживал полу своего сертука, ибо не любил, чтобы расходились полы, а другою стал помогать ему вылезать из брички.
The waiter ran out with candle in hand and napkin on shoulder.
Половой тоже выбежал, со свечою в руке и салфеткою на плече.
Whether or not Petrushka was glad to see the barin return it is impossible to say, but at all events he exchanged a wink with Selifan, and his ordinarily morose exterior seemed momentarily to brighten.
Обрадовался ли Петрушка приезду барина, неизвестно, по крайней мере, они перемигнулись с Селифаном, и обыкновенно суровая его наружность на этот раз как будто несколько прояснилась.
“Then you have been travelling far, sir?” said the waiter, as he lit the way upstarts.
"Долго изволили погулять", сказал половой, освещая лестницу.
“Yes,” said Chichikov.
"Да", сказал Чичиков, когда взошел на лестницу.
“What has happened here in the meanwhile?”
"Ну, а ты что?"
“Nothing, sir,” replied the waiter, bowing, “except that last night there arrived a military lieutenant.
He has got room number sixteen.”
"Слава богу", отвечал половой, кланяясь.
"Вчера приехал поручик какой-то военный, занял шестнадцатый номер".
“A lieutenant?”
"Поручик?"
“Yes.
He came from Riazan, driving three grey horses.”
"Неизвестно какой, из Рязани, гнедые лошади".
On entering his room, Chichikov clapped his hand to his nose, and asked his valet why he had never had the windows opened.
"Хорошо, хорошо, веди себя и вперед хорошо!" сказал Чичиков и вошел в свою комнату.
Проходя переднюю, он покрутил носом и сказал Петрушке:
"Ты бы, по крайней мере, хоть окна отпер!"
“But I did have them opened,” replied Petrushka.
"Да я их отпирал", сказал Петрушка, да и соврал.
Nevertheless this was a lie, as Chichikov well knew, though he was too tired to contest the point.
Впрочем, барин и сам знал, что он соврал, но уж не хотел ничего возражать.
After ordering and consuming a light supper of sucking pig, he undressed, plunged beneath the bedclothes, and sank into the profound slumber which comes only to such fortunate folk as are troubled neither with mosquitoes nor fleas nor excessive activity of brain.
После сделанной поездки он чувствовал сильную усталость.
Потребовавши самый легкий ужин, состоявший только в поросенке, он тот же час разделся и, забравшись под одеяло, заснул сильно, крепко, заснул чудным образом, как спят одни только те счастливцы, которые не ведают ни гемороя, ни блох, ни слишком сильных умственных способностей.
Chapter VII
Глава VII
Счастлив путник, который после длинной, скучной дороги, с ее холодами, слякотью, грязью, невыспавшимися станционными смотрителями, бряканьями колокольчиков, починками, перебранками, ямщиками, кузнецами и всякого рода дорожными подлецами, видит наконец знакомую крышу с несущимися навстречу огоньками, и предстанут пред ним знакомые комнаты, радостный крик выбежавших навстречу людей, шум и беготня детей и успокоительные тихие речи, прерываемые пылающими лобзаниями, властными истребить всё печальное из памяти.
Счастлив семьянин, у кого есть такой угол, но горе холостяку!
Счастлив писатель, который мимо характеров скучных, противных, поражающих печальною своей действительностью, приближается к характерам, являющим высокое достоинство человека, который из великого омута ежедневно вращающихся образов избрал одни немногие исключения, который не изменял ни разу возвышенного строя своей лиры, не ниспускался с вершины своей к бедным, ничтожным своим собратьям и, не касаясь земли, весь повергался в свои далеко отторгнутые от нее и возвеличенные образы.
Вдвойне завиден прекрасный удел его: он среди их, как в родной семье; а между тем далеко и громко разносится его слава.
Он окурил упоительным куревом людские очи; он чудно польстил им, сокрыв печальное в жизни, показав им прекрасного человека.
Всё, рукоплеща, несется за ним и мчится вслед за торжественной его колесницей.
Великим всемирным поэтом именуют его, парящим высоко над всеми другими гениями мира, как парит орел над другими высоколетающими.
При одном имени его уже объемлются трепетом молодые пылкие сердца, ответные слезы ему блещут во всех очах...
Нет равного ему в силе -- он бог!
Но не таков удел, и другая судьба писателя, дерзнувшего вызвать наружу всё, что ежеминутно пред очами и чего не зрят равнодушные очи, всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь, всю глубину холодных, раздробленных, повседневных характеров, которыми кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога, и крепкою силою неумолимого резца дерзнувшего выставить их выпукло и ярко на всенародные очи!
Ему не собрать народных рукоплесканий, ему не зреть признательных слез и единодушного восторга взволнованных им душ; к нему не полетит навстречу шестнадцатилетняя девушка с закружившеюся головою и геройским увлеченьем; ему не позабыться в сладком обаянье им же исторгнутых звуков; ему не избежать наконец от современного суда, лицемерно-бесчувственного современного суда, который назовет ничтожными и низкими им лелеянные созданья, отведет ему презренный угол в ряду писателей, оскорбляющих человечество, придаст ему качества им же изображенных героев, отнимет от него и сердце, и душу, и божественное пламя таланта.
Ибо не признаёт современный суд, что равно чудны стекла, озирающие солнцы и передающие движенья незамеченных насекомых; ибо не признаёт современный суд, что много нужно глубины душевной, дабы озарить картину, взятую из презренной жизни, и возвести ее в перл созданья; ибо не признаёт современный суд, что высокой восторженный смех достоин стать рядом с высоким лирическим движеньем и что целая пропасть между ним и кривляньем балаганного скомороха!
Не признаёт сего современный суд и всё обратит в упрек и поношенье непризнанному писателю; без разделенья, без ответа, без участья, как бессемейный путник, останется он один посреди дороги.
Сурово его поприще, и горько почувствует он свое одиночество.
И долго еще определено мне чудной властью итти об руку с моими странными героями, озирать всю громадно-несущуюся жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы!
И далеко еще то время, когда иным ключом грозная вьюга вдохновенья подымется из облеченной в святый ужас и в блистанье главы, и почуют в смущенном трепете величавый гром других речей...
В дорогу! в дорогу! прочь набежавшая на чело морщина и строгий сумрак лица!
Разом и вдруг окунемся в жизнь, со всей ее беззвучной трескотней и бубенчиками, и посмотрим, что делает Чичиков.
When Chichikov awoke he stretched himself and realised that he had slept well.
Чичиков проснулся, потянул руки и ноги и почувствовал, что выспался хорошо.
For a moment or two he lay on his back, and then suddenly clapped his hands at the recollection that he was now owner of nearly four hundred souls.
Полежав минуты две на спине, он щелкнул рукою и вспомнил с просиявшим лицом, что у него теперь без малого четыреста душ.
At once he leapt out of bed without so much as glancing at his face in the mirror, though, as a rule, he had much solicitude for his features, and especially for his chin, of which he would make the most when in company with friends, and more particularly should any one happen to enter while he was engaged in the process of shaving.
Тут же вскочил он с постели, не посмотрел даже на свое лицо, которое любил искренно и в котором, как кажется, привлекательнее всего находил подбородок, ибо весьма часто хвалился им пред кем-нибудь из приятелей, особливо если это происходило во время бритья.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1