5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 142 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

Could the affair, therefore, be carried through to-day?”
Я бы хотел... мне нужно поторопиться... так нельзя ли, например, кончить дело сегодня?"
“To-day?
Oh, dear no!” said Ivan Antonovitch.
"Да, сегодня! сегодня нельзя", сказал Иван Антонович.
“Before that can be done you must furnish me with further proofs that no impediments exist.”
"Нужно навести еще справки, нет ли еще запрещений".
“Then, to expedite matters, let me say that Ivan Grigorievitch, the President of the Council, is a very intimate friend of mine.”
"Впрочем, что до того, чтоб ускорить дело, так Иван Григорьевич, председатель, мне большой друг..."
“Possibly,” said Ivan Antonovitch without enthusiasm.
“But Ivan Grigorievitch alone will not do — it is customary to have others as well.”
"Да ведь Иван Григорьевич не один; бывают и другие", сказал сурово Иван Антонович.
“Yes, but the absence of others will not altogether invalidate the transaction.
I too have been in the service, and know how things can be done.”
Чичиков понял заковыку, которую завернул Иван Антонович, и сказал:
"Другие тоже не будут в обиде, я сам служил, дело знаю..."
“You had better go and see Ivan Grigorievitch,” said Ivan Antonovitch more mildly.
“Should he give you an order addressed to whom it may concern, we shall soon be able to settle the matter.”
"Идите к Ивану Григорьевичу", сказал Иван Антонович голосом несколько поласковее: "пусть он даст приказ, кому следует, а за нами дело не постоит".
Upon that Chichikov pulled from his pocket a paper, and laid it before Ivan Antonovitch.
At once the latter covered it with a book.
Чичиков, вынув из кармана бумажку, положил ее перед Иваном Антоновичем, которую тот совершенно не заметил и накрыл тотчас ее книгою.
Chichikov again attempted to show it to him, but, with a movement of his head, Ivan Antonovitch signified that that was unnecessary.
Чичиков хотел было указать ему ее, но Иван Антонович движением головы дал знать, что не нужно показывать.
“A clerk,” he added, “will now conduct you to Ivan Grigorievitch’s room.”
Upon that one of the toilers in the service of Themis — a zealot who had offered her such heartfelt sacrifice that his coat had burst at the elbows and lacked a lining — escorted our friends (even as Virgil had once escorted Dante) to the apartment of the Presence.
In this sanctum were some massive armchairs, a table laden with two or three fat books, and a large looking-glass.
Lastly, in (apparently) sunlike isolation, there was seated at the table the President.
"Вот, он вас проведет в присутствие!" сказал Иван Антонович, кивнув головою, и один из священнодействующих, тут же находившихся, приносивший с таким усердием жертвы Фемиде, что оба рукава лопнули на локтях и давно лезла оттуда подкладка, за что и получил в свое время коллежского регистратора, прислужился нашим приятелям, как некогда Виргилий прислужился Данту, и провел их в комнату присутствия, где стояли одни только широкие кресла, и в них перед столом за зерцалом и двумя толстыми книгами сидел один, как солнце, председатель.
On arriving at the door of the apartment, our modern Virgil seemed to have become so overwhelmed with awe that, without daring even to intrude a foot, he turned back, and, in so doing, once more exhibited a back as shiny as a mat, and having adhering to it, in one spot, a chicken’s feather.
В этом месте новый Виргилий почувствовал такое благоговение, что никак не осмелился занести туда ногу и поворотил назад, показав свою спину, вытертую как рогожка, с прилипнувшим где-то куриным пером.
As soon as the two friends had entered the hall of the Presence they perceived that the President was NOT alone, but, on the contrary, had seated by his side Sobakevitch, whose form had hitherto been concealed by the intervening mirror.
Вошедши в залу присутствия, они увидели, что председатель был не один, подле него сидел Собакевич, совершенно заслоненный зерцалом.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1