5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 149 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

The fact was that the worthy Chief of Police filled the office of a sort of father and general benefactor to the town, and that he moved among the citizens as though they constituted part and parcel of his own family, and watched over their shops and markets as though those establishments were merely his own private larder.
Полицеймейстер был некоторым образом отец и благотворитель в городе.
Он был среди граждан совершенно как в родной семье, а в лавки и в гостиный двор наведывался, как в собственную кладовую.
Вообще он сидел, как говорится, на своем месте и должность свою постигнул в совершенстве.
Indeed, it would be difficult to say — so thoroughly did he perform his duties in this respect — whether the post most fitted him, or he the post.
Трудно было даже и решить, он ли был создан для места или место для него.
Matters were also so arranged that though his income more than doubled that of his predecessors, he had never lost the affection of his fellow townsmen.
Дело было так поведено умно, что он получал вдвое больше доходов противу всех своих предшественников, а между тем заслужил любовь всего города.
In particular did the tradesmen love him, since he was never above standing godfather to their children or dining at their tables.
True, he had differences of opinion with them, and serious differences at that; but always these were skilfully adjusted by his slapping the offended ones jovially on the shoulder, drinking a glass of tea with them, promising to call at their houses and play a game of chess, asking after their belongings, and, should he learn that a child of theirs was ill, prescribing the proper medicine.
Купцы первые его очень любили, именно за то, что не горд; и точно, он крестил у них детей, кумился с ними и хоть драл подчас с них сильно, но как-то чрезвычайно ловко: и по плечу потреплет, и засмеется, и чаем напоит, пообещается и сам притти поиграть в шашки, расспросит обо всем: как делишки, что и как.
Если узнает, что детёныш как-нибудь прихворнул, и лекарство присоветует; словом, молодец!
Поедет на дрожках, даст порядок, а между тем и словцо промолвит тому-другому:
"Что, Михеич! нужно бы нам с тобою доиграть когда-нибудь в горку".
"Да, Алексей Иванович", отвечал тот, снимая шапку: "нужно бы".
"Ну, брат, Илья Парамоныч, приходи ко мне поглядеть рысака: в обгон с твоим пойдет, да и своего заложи в беговые; попробуем".
Купец, который на рысаке был помешан, улыбался на это с особенною, как говорится, охотою и, поглаживая бороду, говорил:
"Попробуем, Алексей Иванович!"
Даже все сидельцы, обыкновенно в это время снявши шапки, с удовольствием посматривали друг на друга и как будто бы хотели сказать:
"Алексей Иванович хороший человек!"
In short, he bore the reputation of being a very good fellow.
Словом, он успел приобресть совершенную народность, и мнение купцов было такое, что Алексей Иванович "хоть оно и возьмет, но зато уж никак тебя не выдаст".
On perceiving the feast to be ready, the host proposed that his guests should finish their whist after luncheon; whereupon all proceeded to the room whence for some time past an agreeable odour had been tickling the nostrils of those present, and towards the door of which Sobakevitch in particular had been glancing since the moment when he had caught sight of a huge sturgeon reposing on the sideboard.
Заметив, что закуска была готова, полицеймейстер предложил гостям окончить вист после завтрака, и все пошли в ту комнату, откуда несшийся запах давно начинал приятным образом щекотать ноздри гостей и куда уже Собакевич давно заглядывал в дверь, наметив издали осетра, лежавшего в сторонке на большом блюде.
After a glassful of warm, olive-coloured vodka apiece — vodka of the tint to be seen only in the species of Siberian stone whereof seals are cut — the company applied themselves to knife-and-fork work, and, in so doing, evinced their several characteristics and tastes.
Гости, выпивши по рюмке водки темного, оливкового цвета, какой бывает только на сибирских прозрачных камнях, из которых режут на Руси печати, приступили со всех сторон с вилками к столу и стали обнаруживать, как говорится, каждый свой характер и склонности, налегая кто на икру, кто на семгу, кто на сыр.
For instance, Sobakevitch, disdaining lesser trifles, tackled the large sturgeon, and, during the time that his fellow guests were eating minor comestibles, and drinking and talking, contrived to consume more than a quarter of the whole fish; so that, on the host remembering the creature, and, with fork in hand, leading the way in its direction and saying,
Собакевич, оставив без всякого внимания все эти мелочи, пристроился к осетру, и покамест те пили, разговаривали и ели, он в четверть часа с небольшим доехал его всего, так что, когда полицеймейстер вспомнил было о нем и, сказавши:
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1