5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 15 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

Nay, even Sobakevitch — who as a rule never spoke well of ANY ONE— said to his lanky wife when, on returning late from the town, he undressed and betook himself to bed by her side:
Даже сам Собакевич, который редко отзывался о ком-нибудь с хорошей стороны, приехавши довольно поздно из города и уже совершенно раздевшись и легши на кровать возле худощавой жены своей, сказал ей:
“My dear, this evening, after dining with the Chief of Police, I went on to the Governor’s, and met there, among others, a certain Paul Ivanovitch Chichikov, who is a Collegiate Councillor and a very pleasant fellow.”
"Я, душенька, был у губернатора на вечере, и у полицеймейстера обедал, и познакомился с коллежским советником Павлом Ивановичем Чичиковым: преприятный человек!"
To this his spouse replied
На что супруга отвечала:
“Hm!” and then dealt him a hearty kick in the ribs.
"Гм!" и толкнула его ногою.
Such were the flattering opinions earned by the newcomer to the town; and these opinions he retained until the time when a certain speciality of his, a certain scheme of his (the reader will learn presently what it was), plunged the majority of the townsfolk into a sea of perplexity.
Такое мнение, весьма лестное для гостя, составилось о нем в городе, и оно держалось до тех пор, покамест одно странное свойство гостя и предприятие, или, как говорят в провинциях, пассаж, о котором читатель скоро узнает, не привело в совершенное недоумение почти весь город.
Chapter II
Глава II
For more than two weeks the visitor lived amid a round of evening parties and dinners; wherefore he spent (as the saying goes) a very pleasant time.
Уже более недели приезжий господин жил в городе, разъезжая по вечеринкам и обедам и таким образом проводя, как говорится, очень приятно время.
Finally he decided to extend his visits beyond the urban boundaries by going and calling upon landowners Manilov and Sobakevitch, seeing that he had promised on his honour to do so.
Yet what really incited him to this may have been a more essential cause, a matter of greater gravity, a purpose which stood nearer to his heart, than the motive which I have just given; and of that purpose the reader will learn if only he will have the patience to read this prefatory narrative (which, lengthy though it be, may yet develop and expand in proportion as we approach the denouement with which the present work is destined to be crowned).
Наконец он решился перенести свои визиты за город и навестить помещиков Манилова и Собакевича, которым дал слово. -- Может быть, к сему побудила его другая, более существенная причина, дело более сурьезное, близшее к сердцу...
Но обо всем этом читатель узнает постепенно и в свое время, если только будет иметь терпение прочесть предлагаемую повесть, очень длинную, имеющую после раздвинуться шире и просторнее по мере приближения к концу, венчающему дело.
One evening, therefore, Selifan the coachman received orders to have the horses harnessed in good time next morning; while Petrushka received orders to remain behind, for the purpose of looking after the portmanteau and the room.
Кучеру Селифану отдано было приказание рано поутру заложить лошадей в известную бричку; Петрушке приказано было оставаться дома, смотреть за комнатой и чемоданом.
In passing, the reader may care to become more fully acquainted with the two serving-men of whom I have spoken.
Для читателя будет не лишним познакомиться с сими двумя крепостными людьми нашего героя.
Naturally, they were not persons of much note, but merely what folk call characters of secondary, or even of tertiary, importance.
Yet, despite the fact that the springs and the thread of this romance will not DEPEND upon them, but only touch upon them, and occasionally include them, the author has a passion for circumstantiality, and, like the average Russian, such a desire for accuracy as even a German could not rival.
Хотя, конечно, они лица не так заметные, и то, что называют, второстепенные или даже третьестепенные, хотя главные ходы и пружины поэмы не на них утверждены и разве кое-где касаются и легко зацепляют их, -- но автор любит чрезвычайно быть обстоятельным во всем, и с этой стороны, несмотря на то, что сам человек русский, хочет быть аккуратен, как немец.
скачать в HTML/PDF
share