5#

Мертвые души. Поэма.. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мертвые души. Поэма.". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2131 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 75 из 236  ←предыдущая следующая→ ...

Moreover, the man lied without reason.
For instance, he would begin telling a story to the effect that he possessed a blue-coated or a red-coated horse; until, in the end, his listeners would be forced to leave him with the remark,
И наврет совершенно без всякой нужды: вдруг расскажет, что у него была лошадь какой-нибудь голубой или розовой шерсти и тому подобную чепуху, так что слушающие наконец все отходят, произнесши:
“You are giving us some fine stuff, old fellow!”
"Ну, брат, ты, кажется, уж начал пули лить".
Also, men like Nozdrev have a passion for insulting their neighbours without the least excuse afforded. (For that matter, even a man of good standing and of respectable exterior — a man with a star on his breast — may unexpectedly press your hand one day, and begin talking to you on subjects of a nature to give food for serious thought.
Yet just as unexpectedly may that man start abusing you to your face — and do so in a manner worthy of a collegiate registrar rather than of a man who wears a star on his breast and aspires to converse on subjects which merit reflection.
Есть люди, имеющие страстишку нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины.
Иной, например, даже человек в чинах, с благородною наружностью, со звездой на груди, будет вам жать руку, разговорится с вами о предметах глубоких, вызывающих на размышления, а потом, смотришь, тут же, пред вашими глазами и нагадит вам.
И нагадит так, как простой коллежский регистратор, а вовсе не так, как человек со звездой на груди, разговаривающий о предметах высоких и предметах, вызывающих на размышление; так что стоишь только да дивишься, пожимая плечами, да и ничего более.
All that one can do in such a case is to stand shrugging one’s shoulders in amazement.) Well, Nozdrev had just such a weakness.
Такую же странную страсть имел и Ноздрев.
The more he became friendly with a man, the sooner would he insult him, and be ready to spread calumnies as to his reputation.
Yet all the while he would consider himself the insulted one’s friend, and, should he meet him again, would greet him in the most amicable style possible, and say,
Чем кто ближе с ним сходился, тому он скорее всех насаливал: распускал небылицу, глупее которой трудно выдумать, расстроивал свадьбу, торговую сделку и вовсе не почитал себя вашим неприятелем; напротив, если случай приводил его опять встретиться с вами, он обходился вновь по-дружески и даже говорил:
“You rascal, why have you given up coming to see me.”
"Ведь ты такой подлец, никогда ко мне не заедешь".
Thus, taken all round, Nozdrev was a person of many aspects and numerous potentialities.
Ноздрев во многих отношениях был многосторонний человек, то-есть человек на все руки.
In one and the same breath would he propose to go with you whithersoever you might choose (even to the very ends of the world should you so require) or to enter upon any sort of an enterprise with you, or to exchange any commodity for any other commodity which you might care to name.
В ту же минуту он предлагал вам ехать куда угодно, хоть на край света, войти в какое хотите предприятие, менять всё, что ни есть, на всё, что хотите.
Guns, horses, dogs, all were subjects for barter — though not for profit so far as YOU were concerned.
Such traits are mostly the outcome of a boisterous temperament, as is additionally exemplified by the fact that if at a fair he chanced to fall in with a simpleton and to fleece him, he would then proceed to buy a quantity of the very first articles which came to hand — horse-collars, cigar-lighters, dresses for his nursemaid, foals, raisins, silver ewers, lengths of holland, wheatmeal, tobacco, revolvers, dried herrings, pictures, whetstones, crockery, boots, and so forth, until every atom of his money was exhausted.
Ружье, собака, лошадь -- всё было предметом мены, но вовсе не с тем, чтобы выиграть, это происходило просто от какой-то неугомонной юркости и бойкости характера.
Если ему на ярмарке посчастливилось напасть на простака и обыграть его, он накупал кучу всего, что прежде попадалось ему на глаза в лавках: хомутов, курительных смолок, ситцев, свечей, платков для няньки, жеребца, изюму, серебряный рукомойник, голландского холста, крупичатой муки, табаку, пистолетов, селедок, картин, точильный инструмент, горшков, сапогов, фаянсовую посуду -- насколько хватало денег.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1