7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 139 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

Ah!
Stubb, thou didst not know Ahab then.
О Стабб! плохо же ты знал тогда своего капитана!
"Am I a cannon-ball, Stubb," said Ahab, "that thou wouldst wad me that fashion?
- Разве я пушечное ядро, Стабб, - спросил Ахав, - что ты хочешь намотать на меня пыж?
But go thy ways; I had forgot.
Но я забыл; ступай к себе.
Below to thy nightly grave; where such as ye sleep between shrouds, to use ye to the filling one at last.—Down, dog, and kennel!"
Вниз, в свою еженощную могилу, где такие, как ты, спят под гробовыми покровами, чтобы заранее к ним привыкнуть.
Вниз, собака!
Вон!
В конуру!
Starting at the unforseen concluding exclamation of the so suddenly scornful old man, Stubb was speechless a moment; then said excitedly,
Ошарашенный столь непредвиденным заключительным восклицанием и внезапно вспыхнувшим презрительным гневом старого капитана, Стабб на несколько мгновений словно онемел, но потом взволнованно произнес:
"I am not used to be spoken to that way, sir; I do but less than half like it, sir."
- Я не привык, чтобы со мной так разговаривали, сэр; такое обращение, сэр, мне вовсе не по вкусу.
"Avast! gritted Ahab between his set teeth, and violently moving away, as if to avoid some passionate temptation.
- Прочь, - заскрежетал зубами Ахав и шагнул в сторону, словно хотел бежать от яростного искушения.
"No, sir; not yet," said Stubb, emboldened,
- Нет, сэр, повремените, - осмелев, настаивал Стабб.
"I will not tamely be called a dog, sir."
- Я не стану покорно терпеть, чтобы меня называли собакой, сэр.
"Then be called ten times a donkey, and a mule, and an ass, and begone, or I'll clear the world of thee!"
- Тогда ты трижды осел, и мул, и баран!
Получай и убирайся, не то я избавлю мир от твоего присутствия.
As he said this, Ahab advanced upon him with such overbearing terrors in his aspect, that Stubb involuntarily retreated.
И Ахав рванулся к нему с таким грозным, с таким непереносимо свирепым видом, что Стабб против воли отступил.
"I was never served so before without giving a hard blow for it," muttered Stubb, as he found himself descending the cabin-scuttle.
- Никогда еще я не получал такого, не отплатив как следует за оскорбление, - бормотал себе под нос Стабб, спускаясь по трапу в каюту.
"It's very queer.
- Очень странно.
Stop, Stubb; somehow, now, I don't well know whether to go back and strike him, or—what's that?—down here on my knees and pray for him?
Постой-ка, Стабб, я вот и сейчас еще не знаю, то ли мне вернуться и ударить его, то ли - что это? - на колени, прямо вот здесь, и молиться за него?
Yes, that was the thought coming up in me; but it would be the first time I ever DID pray.
Да, да, именно такая мысль пришла мне сейчас в голову, а ведь это будет первый раз в моей жизни, чтобы я молился.
It's queer; very queer; and he's queer too; aye, take him fore and aft, he's about the queerest old man Stubb ever sailed with.
Странно, очень странно, да и он сам тоже странный, н-да, как ни смотри, а Стаббу никогда еще не случалось плавать с таким странным капитаном.
How he flashed at me!—his eyes like powder-pans! is he mad?
Как он на меня бросился!
Глаза - словно два ружейных дула!
Что он, сумасшедший?
Anyway there's something on his mind, as sure as there must be something on a deck when it cracks.
Во всяком случае, у него должно быть что-то на уме, как наверняка что-то есть на палубе, если трещат доски.
He aint in his bed now, either, more than three hours out of the twenty-four; and he don't sleep then.
И потом, он проводит теперь в постели не больше трех часов в сутки; да и тогда он не спит.
Didn't that Dough-Boy, the steward, tell me that of a morning he always finds the old man's hammock clothes all rumpled and tumbled, and the sheets down at the foot, and the coverlid almost tied into knots, and the pillow a sort of frightful hot, as though a baked brick had been on it?
Ведь стюард Пончик рассказывал мне, что по утрам постель старика всегда бывает так ужасающе измята и изрыта, простыни сбиты в ногах, одеяло чуть ли не узлами завязано; а подушка такая горячая, будто на ней раскаленный кирпич держали.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1