StudyEnglishWords

7#

Моби Дик, или Белый кит. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Моби Дик, или Белый кит". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 550 из 589  ←предыдущая следующая→ ...

The clothes that the night had wet, the next day's sunshine dried upon him; and so, day after day, and night after night; he went no more beneath the planks; whatever he wanted from the cabin that thing he sent for.
Ночь увлажняла его плащ и шляпу, дневное солнце высушивало их; и вот уже много дней и ночей не спускался он вниз, посылая к себе в каюту, всякий раз как ему что-нибудь оттуда понадобится.
He ate in the same open air; that is, his two only meals,—breakfast and dinner: supper he never touched; nor reaped his beard; which darkly grew all gnarled, as unearthed roots of trees blown over, which still grow idly on at naked base, though perished in the upper verdure.
Он ел под открытым небом, то есть завтракал и обедал, потому что к ужину он не притрагивался; не подстригал свою черную бороду, которая росла, вся спутавшись, напоминая корявые корни поваленных ветром деревьев, когда те еще продолжают пускать ростки у своего оголенного основания, хотя зеленые их вершины уже погибли.
But though his whole life was now become one watch on deck; and though the Parsee's mystic watch was without intermission as his own; yet these two never seemed to speak—one man to the other—unless at long intervals some passing unmomentous matter made it necessary.
Но несмотря на то, что вся его жизнь стала теперь одной непрерывной вахтой на палубе; и несмотря на то, что и парс стоял свою зловещую вахту с такой же неотступностью, как и он; все-таки они почти не разговаривали друг с другом, разве только изредка, когда какая-нибудь насущная мелочь делала это необходимым.
Though such a potent spell seemed secretly to join the twain; openly, and to the awe-struck crew, they seemed pole-like asunder.
Казалось, всесильные чары связывали этих двух людей; но с виду, в глазах охваченной страхом команды они были, точно два полюса, далеки друг от друга.
If by day they chanced to speak one word; by night, dumb men were both, so far as concerned the slightest verbal interchange.
Если днем они еще иной раз и обменивались словом, то по ночам оба были немы, не вступая даже в мимолетное словесное общение.
At times, for longest hours, without a single hail, they stood far parted in the starlight; Ahab in his scuttle, the Parsee by the mainmast; but still fixedly gazing upon each other; as if in the Parsee Ahab saw his forethrown shadow, in Ahab the Parsee his abandoned substance.
По нескольку часов простаивали они так в свете звезд, не окликнув один другого, - Ахав в дверях своей каюты, парс у грот-мачты; но при этом они не отрываясь смотрели друг на друга, словно Ахав видел в парсе свою отброшенную вперед тень, а парс в Ахаве - свое утраченное естество.
And yet, somehow, did Ahab—in his own proper self, as daily, hourly, and every instant, commandingly revealed to his subordinates,—Ahab seemed an independent lord; the Parsee but his slave.
Но несмотря ни на что, все-таки именно Ахав - каким он денно и нощно, ежечасно, ежесекундно являл себя перед своими подчиненными - был самовластным господином, а парс - его рабом.
Still again both seemed yoked together, and an unseen tyrant driving them; the lean shade siding the solid rib.
И в то же время оба они были точно запряжены в одном ярме, погоняемые невидимым тираном, - тощая тень бок о бок с крепкой мачтой.
For be this Parsee what he may, all rib and keel was solid Ahab.
Ибо что бы там ни напоминал собой парс, твердый Ахав был весь как высокая грот-мачта корабля.
At the first faintest glimmering of the dawn, his iron voice was heard from aft,—"Man the mast-heads!"—and all through the day, till after sunset and after twilight, the same voice every hour, at the striking of the helmsman's bell, was heard—"What d'ye see?—sharp! sharp!"
При первом же тусклом проблеске зари раздавался с юта его железный голос:
"Дозорных на мачты!" - и весь день до самого вечера, до наступления темноты, каждый час вслед за боем склянок слышался все тот же голос:
"Эй, что видно там, наверху?
- Следите зорче!"
But when three or four days had slided by, after meeting the children-seeking Rachel; and no spout had yet been seen; the monomaniac old man seemed distrustful of his crew's fidelity; at least, of nearly all except the Pagan harpooneers; he seemed to doubt, even, whether Stubb and Flask might not willingly overlook the sight he sought.
Так прошло дня три или четыре после встречи с потерявшей детей
"Рахилью", но ни одного фонтана не было еще замечено на горизонте; безумный старик начал испытывать недоверие к своей команде, он сомневался чуть ли не во всех, кроме язычников гарпунеров; он допускал даже, что Стабб и Фласк умышленно не замечают то, чего он с таким нетерпением дожидался.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 4 из 5 1