StudyEnglishWords

5#

Наполеон Ноттингхильский. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Наполеон Ноттингхильский". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 389 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 152 из 160  ←предыдущая следующая→ ...

One rush of the enemy carried Wayne by force against the tree.
They were too close to use halberd or even sword; they were breast to breast, even nostrils to nostrils.
Уэйна прижали к дереву: нельзя было ни колоть алебардой, ни ударить мечом; враги сошлись грудь с грудью и даже ноздря к ноздре.
But Buck got his dagger free.
Но Бак успел выхватить кинжал.
“Kill him!” he cried, in a strange stifled voice.
“Kill him!
-- Убить его! -- крикнул он не своим, придушенным голосом.-- Убить его!
Good or bad, he is none of us!
Какой он ни есть, он не наш!
Do not be blinded by the face! ...
Не смотрите ему в лицо!
God! have we not been blinded all along!” and he drew his arm back for a stab and seemed to close his eyes.
Да Господи!
Давно бы нам в лицо ему не смотреть! насмотрелись! -- и он занес руку для удара, зажмурив глаза.
Wayne did not drop the hand that hung on to the tree-branch.
But a mighty heave went over his breast, and his whole huge figure, like an earthquake over great hills.
Уэйн по-прежнему держался за ветвь дуба; и грудь его, и вся его мощная фигура напряглась, словно горы в предвестии землетрясения.
And with that convulsion of effort he rent the branch out of the tree, with tongues of torn wood.
And swaying it once only, he let the splintered club fall on Buck, breaking his neck.
Этим страшным усилием он выломал, вырвал ветвь с древесными клочьями -- и с размаху ударил ею Бака, сломав ему шею.
The planner of the Great Road fell face foremost dead, with his dagger in a grip of steel.
И планировщик Великого Шоссе замертво рухнул ничком, стальною хваткой сжимая кинжал.
“For you and me, and for all brave men, my brother,” said Wayne, in his strange chant, “there is good wine poured in the inn at the end of the world.”
-- Для тебя, и для меня, и для всех отважных, брат мой,-- нараспев проговорил Уэйн,-- много доброго, крепкого вина в том кабачке за гранью мирозданья.
The packed men made another lurch or heave towards him; it was almost too dark to fight clearly.
Толпа снова тяжко надвинулась на него; сражаться в темноте возможности не было.
He caught hold of the oak again, this time getting his hand into a wide crevice and grasping, as it were, the bowels of the tree.
А он опять ухватился за дуб, на этот раз просунув руку в дупло, как бы цепляясь за самое нутро дерева.
The whole crowd, numbering some thirty men, made a rush to tear him away from it; they hung on with all their weight and numbers, and nothing stirred.
Толпа -- человек тридцать -- налегла на него, но оторвать его от дуба не смогла.
A solitude could not have been stiller than that group of straining men.
Тишина стояла такая, точно здесь никого не было.
Then there was a faint sound.
Потом послышался какой-то слабый звук.
“His hand is slipping,” cried two men in exultation.
-- Рука у него соскользнула! -- в один голос воскликнули двое.
скачать в HTML/PDF
share