StudyEnglishWords

5#

Наполеон Ноттингхильский. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Наполеон Ноттингхильский". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 22 из 160  ←предыдущая следующая→ ...

“I’m so sorry, Auberon,” said Lambert, good-naturedly; “do you feel bad?”
-- Вот незадача-то, Оберон,-- добродушно заметил Ламберт,-- что, плохое самочувствие?
“Not bad exactly,” said Auberon, with self-restraint; “rather good, if anything.
Strangely and richly good.
-- Да не то чтобы плохое,-- отозвался Оберон, явно сдерживаясь.-- Нет, самочувствие скорее даже хорошее.
The fact is I want to reflect a little on those beautiful words that have just been uttered.
Просто хочу поразмыслить над этими дивной прелести словами, только что произнесенными
‘Speaking,’ yes, that was the phrase, ‘speaking in the interests of the public.’
"Если проникнуться...-- да-да, именно так было сказано,-- проникнуться интересами общественности..."
One cannot get the honey from such things without being alone for a little.”
Такую фразу так просто не прочувствуешь -- тут надо побыть одному.
“Is he really off his chump, do you think?” asked Lambert.
-- Слушайте, по-моему, он вконец свихнулся, а? -- вопросил Ламберт, проводив его глазами.
The old President looked after him with queerly vigilant eyes.
Старый президент поглядел ему вслед, странно сощурившись.
“He is a man, I think,” he said, “who cares for nothing but a joke.
-- У этого человека,-- сказал он,-- как я понимаю, на уме одна издевка.
He is a dangerous man.”
Опасный это человек.
Lambert laughed in the act of lifting some macaroni to his mouth.
Ламберт от смеха чуть не уронил поднесенную ко рту макаронину.
“Dangerous!” he said.
“You don’t know little Quin, sir!”
-- Опасный!-- хохотнул он.-- Да что вы, сэр, это коротышка-то Квин?
“Every man is dangerous,” said the old man, without moving, “who cares only for one thing.
-- Тот человек опаснее всех,-- заметил старик, не шелохнувшись,-- у кого на уме одно, и только одно.
I was once dangerous myself.”
Я и сам был когда-то опасен.
And with a pleasant smile he finished his coffee and rose, bowing profoundly, passed out into the fog, which had again grown dense and sombre.
И он, вежливо улыбаясь, допил свой кофе, поднялся, раскланялся, удалился и утонул в тумане, снова густом и сумрачном.
Three days afterwards they heard that he had died quietly in lodgings in Soho.
* * *
Через три дня стало известно, что он мирно скончался где-то в меблированных комнатушках Сохо.
Drowned somewhere else in the dark sea of fog was a little figure shaking and quaking, with what might at first sight have seemed terror or ague; but which was really that strange malady, a lonely laughter.
А пока что в темных волнах тумана блуждала маленькая фигурка, сотрясаясь и приседая,-- могло показаться, что от страха или от боли, а на самом деле от иной загадочной болезни, от одинокого хохота.
He was repeating over and over to himself with a rich accent
“But speaking in the interests of the public....”
Коротышка снова и снова повторял как можно внушительней:
"Но если проникнуться интересами общественности..."
CHAPTER III.
Глава III.
THE HILL OF HUMOUR.
НАГОРНЫЙ ЮМОР.
“IN a little square garden of yellow roses, beside the sea,” said Auberon Quin, “there was a Nonconformist minister who had never been to Wimbledon.
-- У самого моря, за палисадничком чайных роз,-- сказал Оберон Квин,-- жил да был пастор-диссидент, и отродясь не бывал он на Уимблдонском теннисном турнире.
His family did not understand his sorrow or the strange look in his eyes.
А семье его было невдомек, о чем он тоскует и отчего у него такой нездешний взор.
But one day they repented their neglect, for they heard that a body had been found on the shore, battered, but wearing patent leather boots.
И однажды пришлось им горько раскаяться в своем небрежении, ибо они прослышали, что на берег выброшено мертвое тело, изуродованное до неузнаваемости, но все же в лакированных туфлях.
As it happened, it turned out not to be the minister at all.
But in the dead man’s pocket there was a return ticket to Maidstone.”
Оказалось, что это мертвое тело не имеет ничего общего с пастором; однако в кармане утопленника нашли обратный билет до Мейдстоуна.
скачать в HTML/PDF
share